Sofin-credit.ru

Деньги и работа
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Абхазия таможенный союз

Россия махнула красной тряпкой перед Грузией

Торговые границы между Россией и частично признанными республиками Абхазией и Южной Осетией стираются. Владимир Путин подписал договоры с властями двух стран о беспошлинной торговле. Эксперты горячо спорят о том, открываются ли новые экономические возможности для трех сторон и какой стоит ждать реакции со стороны Грузии и членов Таможенного союза.

Россия идет на еще большее сближение с республиками Абхазия и Южная Осетия, с властями которых президент РФ Владимир Путин подписал договоры о беспошлинной торговле по всем группам товаров, кроме сахара, спирта, табачных изделий, и в определенных объемах — дизельного топлива и бензина. Предельный объем на топливо установлен для Абхазии в 35 тысяч тонн в год, а для Южной Осетии — в 50 тысяч тонн. На эту новость российские эксперты отреагировали неоднозначно, разойдясь во мнении, так ли уж выгодны эти соглашения всем трем сторонам…

«Выгоды очевидны для Абхазии и Южной Осетии, — с уверенностью рассказал «Правде.Ру» заведующий отелом Кавказа Института стран СНГ Михаил Александров, — Снижение пошлин — это расширение возможностей своего экспорта на территорию России, прежде всего сельскохозяйственной продукции. Россия получит более выгодные условия ведения бизнеса. Экспортные пошлины мы отменили на нефтепродукты в отношении Абхазии и Южной Осетии, и это удешевит эти продукты на внутреннем рынке. Естественно это будет стимулом для развития их экономики, а также для улучшения уровня жизни граждан Южной Осетии и Абхазии, многие из которых являются одновременно и гражданами России. Так что, это совершенно правильная и своевременная мера, она давно назрела. И что ее приняли, это хорошо».

Однако нельзя не учитывать, что при этом абхазы и осетины потеряют прибыль, которая раньше взималась за счет пошлин с импорта товаров из России. Впрочем, по мнению главы аналитического бюро Alte et Certe Андрея Епифанцева, республики понесут не слишком большие убытки, да и на РФ торговое соглашение никоим образом не повлияет отрицательно.

«Экономический вопрос не настолько выгоден этим республикам, он не настолько принципиален, потому что так или иначе эти республики содержатся за счет бюджета РФ, — напомнил Епифанцев в беседе с «Правдой.Ру», — В Южной Осетии это очень много, она почти абсолютно содержится за счет бюджета РФ. В Абхазии эта цифра составляет порядка 60-70 процентов в прямом перечислении, плюс порядка 30 процентов они зарабатывают на России, на туристах и так далее. Но здесь не настолько принципиально, как получать эти деньги. Либо эти деньги могут быть направлены в рамках программы федеральной помощи, либо их можно пересчитать, и посчитать, что эти деньги получены из-за того, что таможенную пошлину платить не надо. Это не принципиально, главное сейчас установка российской власти — на то, что Россия будет помогать этим республикам в финансовом плане, и не важно совершенно, каким образом она эти деньги в республики заводит».

Однако не следует забывать остроту взаимоотношений России с Грузией, которые ухудшились именно на фоне признания РФ суверенитета Абхазии и Южной Осетии. С 2008 года торговая связь между странами прервалась и лишь недавно на российский рынок вновь стали поступать товары из Грузии. На столах россиян снова оказалось грузинское вино, цитрусовые и знаменитая вода «Боржоми». Не осложнит ли взаимоотношения России с Грузией очередное движение РФ в сторону республик, независимость которых грузины настойчиво не желают признавать?

«Грузия уже выразила неудовлетворение таким развитием событий. Но Грузия должна быть реалистична, Россия уже и так признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Тот факт, что мы снимаем пошлины, особо не добавляет и не ухудшает ситуацию, — замечает Михаил Александров, — Грузия должна смириться с реалиями. Должна выстраивать отношения с Россией независимо от фактора Абхазии и Южной Осетии».

По мнению представителя Института стран СНГ, ситуация должна сейчас развернуться под другим углом — улучшение отношений с Россией, наоборот, должно поспособствовать поиску решения абхазского и южноосетинского вопроса. И единственное, что отодвигает на неопределенный срок решение этого вопроса — это упорство Грузии «в своих отрицательных действиях», тогда как она могла бы переориентироваться на Россию, рассмотреть возможность вступления в Таможенный союз, после чего все эти барьеры могли бы устраниться естественным путем.

Однако фантазировать о позитивном будущем взаимоотношений между двумя странами можно долго, и тем чаще это делается после смены власти в Грузии. Однако грузинская сторона уже высказалась на правительственном уровне очень красноречиво на тему подписания соглашений между Россией и двумя частично признанными республиками. Так, замминистра иностранных дел Грузии Давид Занкалиани заявил, что соглашения эти «незаконны и нарушают принцип ВТО» и уж конечно, это не может не осложнить российско-грузинские взаимоотношения. И хотя в блогосфере уже прокомментировали выпад Грузии с сарказмом, не реагировать на эти высказывания будет опрометчиво.

«Принципы ВТО к проблеме двухсторонних отношений закреплённых между Россией и Абхазией-ЮО, соответствующими договорами — некасаемы. Для ВТО это внутренние дела Грузии по неурегулированию внутригосударственных экономических зон. Банально — вы там имеете трансграничные экономические проблемы — решайте. А ВТО тут причём, коль вы, грузины, не управляете, «СВОИМИ» экономическими границами. ВТО политикой не занимается», — замечает интернет-пользователь bobik57

Российские же эксперты только удивляются такой реакции Грузии и настаивают, что никаких негативных действий за заявлением Тбилиси последовать не должно, поскольку позиция России по отношению и к Абхазии, и к Южной Осетии грузинам известна давно, как известно и то, что она не менялась с течением времени. И это не мешало отношениям между странами пойти на лад, ибо туговато грузинам оказалось без огромного российского рынка. Да и россиянам, по всей видимости, без «Боржоми»…

«Все планы Грузии по восстановлению своей юрисдикции над республиками могут быть только, если грузины договорятся с абхазами и осетинами. И если это произойдет, то Россия это примет. Эту позицию неоднократно озвучивал и Путин, и Медведев, — замечает Андрей Епифанцев, — И в этом отношении Россия, кстати, постоянно делает какие-то шаги, которые способствуют экономическому и политическому развитию этих республик. И эти шаги целенаправленно вызывают дежурные протесты со стороны грузинских властей. Эти дежурные протесты говорят о том, что у них нет других методов, других шагов, они больше уже ничего не могут сделать, кроме как просто фиксировать ситуацию, что им это не нравится. Но в практическом плане эти шаги не несут за собой конкретных решений по ухудшению наших отношений. С другой стороны, в Грузии уже почувствовали блага, плюсы от возобновления экономических отношений и рисковать ими за счет каких-то очередных политических шагов России Грузия не будет».

Также, по замечанию аналитика, в Грузии в настоящее время назрели «некоторые посылки улучшения наших отношений на низовом уровне, то есть среди простых людей, на бытовом уровне. Не исключено, что некое разочарование в США уже присутствует в грузинском обществе, что и подталкивает их на восстановление отношений с Россией, предполагает Епифанцев.

Впрочем, об отношении к России грузинского народа нам можно лишь догадываться, зато сейчас стало совершенно очевидно, что на любое движение России в сторону Абхазии и ЮО Тбилиси реагирует, как бык на красную тряпку. А это значит, что говорить о возможности вступления республик в Таможенный союз совсем несвоевременно, хотя речь об этом и ведется в экспертном сообществе. И если одна сторона считает вступление Абхазии и Южной Осетии в ТС чем-то из области фантастики по целому ряду геополитических причин, то другая уверена, что в теории это вполне может случиться.

Читать еще:  Какой код таможенной процедуры экспорта

«В нынешнем варианте это невозможно, потому что это будет шаг, который будет препятствовать дальнейшему развитию Таможенного союза. Понимаете, те страны, которые могут теоретически сейчас войти в ТС — это страны, многие из которых имеют собственные конфликты, либо реальные или потенциальные сепаратистские регионы. И вот то, что Россия будет стараться вводить эти страны в ТС, могут осложнить отношения стран с другими странами, — уверен Андрей Епифанцев, — Вот например, если мы будет вводить Абхазию и Южную Осетию следующим мы будем ставить вопрос о Карабахе. Армения будет ставить вопрос о Нагорном Карабахе, и что тогда делать тому же Казахстану, у которого есть очень серьезные планы на прокачку нефти и дальше через территорию Азербайджана. Он однозначно выступит против. А Белоруссии тогда что делать, у которой Азербайджан покупает немалое количество вооружения. Тогда белорусы скажут: ребята, компенсируйте нам наши деньги, и это опять ляжет на наш бюджет. А что тогда делать самой Армении? Если Армения выскажется за вступление Абхазии и Южной Осетии в состав ТС, и Грузия моментально перекроет кислород. А наша граница с Арменией проходит только по Грузии».

Таким образом, по мнению аналитика, в интеграции частично признанных республик в ТС пока просто нет смысла, тем более, что экономика там более-менее налаживается, как и политическая жизнь. И что самое главное, «нет опасности вторжения грузин в эти республики, так что пока темы эти лучше не педалировать».

Меж тем, по замечанию Михаила Александрова, существует показательные мировые прецеденты — Тайвань, которая является членом АТЭС одновременно с Китаем, потому что «Тайвань рассматривается в данном случае не как независимое государство, а как независимая экономическая территория». По мнению представителя Института стран СНГ, такой же вариант можно применить и в отношении к Абхазии и Южной Осетии.

«В принципе, Белоруссия и Казахстан, наверно, могли бы пойти на такой вариант, чтобы рассматривать их как независимые экономические территории. Они по сути таковыми и являются, это просто констатация реальности. Юридически признавать факт независимости этих государств необязательно для Казахстана и Белоруссии, а вот факт того, что они являются независимыми экономическими территориями, я думаю, они могут признать без особого ущерба для своих отношений с Грузией. Но все будет зависеть от самой Грузии», — заключает Александров.

На данный момент очевидно, что ни Россия, ни Грузия, несмотря на некоторое улучшение торговых взаимоотношений, ослаблять свои позиции не готовы. И, вполне возможно, что трубку мира двум странам докурить уже не придется…

Читайте самое актуальное в разделе «Экономика»

Надо ли принимать в Таможенный Союз Южную Осетию, Абхазию, Приднестровье: мнения

Южная Осетия намерена вступить в Таможенный союз, и приоритетной является именно эта задача. Об этом заявил президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов в ходе совещания с участием южноосетинских министров и глав ведомств, а также с участием помощника президента РФ Владислава Суркова. По словам Тибилова, этот вопрос прорабатывался в ходе совещания с президентом РФ Владимиром Путиным, после которого также было принято решение о создании рабочих групп по проработке вопроса о вступлении Южной Осетии в ТС. Между тем, власти Южной Осетии признают, что препятствием на пути к вступлению в Таможенный союз является факт непризнания республики двумя другими членами ТС — Казахстаном и Белоруссией.

ИА REX: Надо ли принимать в Таможенный Союз непризнанные страны: Южную Осетию, Абхазию, Приднестровье?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Чтобы такие субъекты как Южная Осетия вошли в Таможенный союз, прежде всего, необходим иной формат для самой России. Либерально-демократическое государство рыночного типа, в отличие от авторитарного, в принципе не может реализовать такой проект. Не будем забывать, что именно Грузия вынудила Москву объявить РЮО суверенной, сама Москва на это бы никогда не пошла. Теоретически, РФ, конечно, может пойти на «просто заявление» о намерениях по таможенному приближению РЮО. Если решит, что таким образом можно какое-то время крутить Западу хвост.

Даже в сказочном случае, если на расширение рискнут такие знатные таможенники как Минск и Астана, прямой удар по голове от Запада получат не они, а Россия. Поэтому согласие Минска и Астаны не является таким уже нереальным, так как и они тоже – рыночники, которые могли бы заработать уже на Москве, пойдя на долгоиграющий запуск процесса «ассоциативного членства» РЮО в ТС, который ничего никому не гарантирует, но доход приносит стабильный. А ещё можно придумать статус «кандидата в кандидаты», демократия на такие выматывающие вещи имеет большой талант.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

  • 27.11.14 Путин дал Грузии третий и последний шанс… / Арно Хидирбегишвили

Сама Южная Осетия уже не знает, что и придумать, предлагая России различные варианты близости, грубо говоря, позы на выбор. Но здесь не до смеха, республику можно понять: на битом кирпиче люди не могут жить бесконечно. Поэтому заходы делаются с разных сторон, южные осетины готовы и на объединение с Россией, и на объединение с Северной Осетией, и на ОДКБ, и на Таможенный союз, и на всё одновременно. Не получается пока что нигде, дальше заявленного суверенитета этот поезд не идёт.

Если бы Россия была действительно авторитарной страной, она последовательно реализовывала бы свои интересы, используя подвешенное состояние всех этих территориальных кусков. Первой в ТС вошла бы Абхазия, просто как морская держава, в отличие от «сухой» РЮО. Приднестровье – несмотря на всякое отсутствие общих границ, которые в принципе не могут стать предметом раздумий для сильного, нацеленного государства – могло бы войти в ТС по счёту вторым.

Но перед этим, по старой доброй европейской традиции, каждая из этих республик должна была бы войти в ОДКБ. По той же самой схеме, когда пионеры Евросоюза предварительно вступают в НАТО. И это правильно: сначала урегулирование политического вопроса, и только потом – экономического. Проблема в том, что и ОДКБ у нас является рыхлым демократическим образованием, которое, как показала практика, борется с чем угодно (наркотиками, терроризмом), кроме прямых профильных задач по уничтожению живой силы противника.

Отсюда, простой вывод: Южная Осетия войдёт в Таможенный союз, когда ОДКБ станет реальной силой, в том числе отказавшись от квазинатовской эмблемы на своих знамёнах.

Ростислав Ищенко, директор Центра системного анализа и прогнозирования, политолог:

По факту Южная Осетия и Абхазия являются российскими протекторатами, поскольку их независимость гарантируется исключительно российским признанием и российской же поддержкой и защитой. С учётом особых политических, экономических и военных отношений России с этими государствами, они и так, по существу входят в единое пространство Таможенного союза, поскольку практически вся их внешнеэкономическая деятельность осуществляется через Россию и ориентирована, преимущественно, на российский рынок.

В связи с этим, теоретически, Казахстану и Белоруссии было бы даже выгоднее легализовать эти государства в качестве полноправных членов ТС. С одной стороны, это политическая акция, под которую можно выторговать дополнительные преференции у России (провести размен на важные для Астаны и Минска экономические решения), с другой, их вхождение в ТС в качестве экономик, ориентированных на поставку своей продукции на российский рынок, при разумном подходе, усилит позиции Астаны и Минска, в частности, в вопросах, связанных с большей открытостью российского рынка сельхозпродукции для членов ТС. При этом, основная экспортная продукция Абхазии и Южной Осетии не является конкурентом для производителей Белоруссии и Казахстана.

Читать еще:  Таможенные платежи при экспорте

Однако подобное решение (принятие в ТС) представляется крайне сложным технически и может повлечь за собой для Минска и Астаны серьёзные международно-политические издержки. Принятие Южной Осетии в ТС будет её признанием не только фактическим, но, в значительной мере, и юридическим (даже если Казахстану и Белоруссии удастся избежать прямого дипломатического признания). Это приведёт к конфликту не только с Грузией, но и с ЕС и США и (в худшем варианте развития событий) усилит геополитическую зависимость Минска и Астаны от России. Тем более, что на повестке дня, в 2015 году стоит уже формирование Евразийского союза — чисто политического образования, в который та же Южная Осетия, как член ТС, совершенно определённо должна будет войти. И здесь уже её международно-правовой статус обойти (по тайваньской схеме чисто экономического сотрудничества с властями, реально контролирующими территорию) обойти будет невозможно.

Поэтому Казахстан и Белоруссия, очевидно, попытаются максимально долго сохранить текущее положение вещей. Дальнейшее зависит от позиции России. В конце концов, те же Абхазия и Южная Осетия, исчерпав возможности международно-правовой легализации через ТС вполне могут найти выход в создании с Россией «единого государства» по белорусскому образцу. Государство единое, значит и во все союзы они могут входить, а с другой стороны кто может объяснить, в чём суверенные права (во взаимоотношениях с Россией), входящей в единое государство Белоруссии отличаются от суверенных прав, входящей в ЕС Литвы? Кроме того, что перед белорусской молочной продукцией труднее воздвигнуть нетарифные барьеры. Так что, было бы желание, варианты найдутся.

Михаил Чернов, политолог, заместитель директора Центра стратегической конъюнктуры:

Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье должны быть приняты в Таможенный Союз, а затем и в Евразийский Союз Народов (ЕСН). РЮО и Абхазия уже де-факто благодаря особым отношениям и особым режимам торговли с Россией являются членами ТС. Однако необходимо выработать и реализовать формальные и легитимные механизмы официального присоединения новых государств и территорий к ТС и ЕСН. В силу ряда причин в ТС и ЕСН достаточно небольшое количество стран войдут в качестве государств. В ближайшей перспективе это Армения (официально без НКР), Киргизия и Таджикистан. В далекой перспективе — Монголия и ряд стран ЕС. Остальные субъекты будут входить в новой форме, приемлемой для нынешних членов ТС, возможно в качестве «Евразийских регионов» — понятие, которое должно быть легитимизировано и юридически точно выверено. В таком качестве, скорее всего, на начальном этапе, войдут РЮО и Абхазия. Схожий статус получат регионы нынешних Украины, Грузии, Узбекистана, Молдавии.

Али Гаджизаде, политолог (Азербайджан):

Рассуждая над вопросом нужно ли принимать в Таможенный Союз, Южною Осетию, Абхазию и Приднестровье появляется другой вопрос, а что они могут дать союзу? Все три субъекта это крохотные территории с разрушенной и слабой экономикой. Осетия и Абхазия фактически сидят на российском бюджете. Я считаю, что негативный резонанс в мире от их принятия в ТС будет больше чем профит от их принятия в эту организацию. Кроме этого, как известно, другие страны входящие в Таможенный Союз не признают эти страны, и вряд ли признают, разве это не будет анормальным, когда ряд членов союза не признают других?

Александр Хохулин, журналист:

На мой взгляд, вопрос некорректен с точки зрения международного права. Что значит «надо ли принимать в Таможенный Союз непризнанные страны»? Непризнанные страны невозможно никуда принимать, они не существуют с точки зрения не признавших их государств (члены ТС Казахстан и Белоруссия их не признали).

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Со стратегической точки зрения, конечно же, принимать эти страны в ТС надо. Но как это осуществить технически и тактически, если, как верно отмечено, Казахстан и Белоруссия не признали Южную Осетию, сказать сложно. Но поскольку сказано, что принято решение о создании рабочих групп по проработке вопроса о вступлении Южной Осетии в ТС, будем надеяться, что эти рабочие группы какое-то решение найдут.

Абхазия хочет войти в Союзное государство и Таможенный союз

Абхазия хочет войти во многие международные организации, но, прежде всего, в Союзное государство России и Белоруссии и Таможенный союз, созданный Россией, Белоруссией и Казахстаном, заявил президент Абхазии Сергей Багапш 16 февраля, выступая в Москве перед студентами и преподавательским составом МГИМО.

Как ранее сообщал «Кавказский узел», первый официальный визит президента Абхазии Сергея Багапша в Российскую Федерацию проходит с 16 по 18 февраля. В ходе этого визита предполагается подписание ряда соглашений между Абхазией и Россией.

«Союзное государство — это первый шаг, — пояснил он. — Мы трепетно следим за ситуацией на Украине, ведем диалог с Белоруссией, рассчитывая, что она признает нашу государственность, и, в конце концов, нам будет легче вступить в Союзное государство».

«Следующий этап — это Таможенный союз, — продолжил президент Абхазии. — Мы согласовываем договор о беспошлинной торговле с Россией, идет процесс экономического сотрудничества. Мы хотим развивать отношения. Для этого у нас есть хорошая инфраструктура, коммуникации, транспорт».

По утверждению Багапша, «Абхазия настроена на диалог со всеми странами региона», но главным и единственным своим союзником считает Россию, сообщает агентство ПРАЙМ-ТАСС.

В МГИМО Сергей Багапш прочитал лекцию на тему «200-летие вхождения Абхазии под покровительство Российской империи и влияние русской интеллигенции и духовенства на развитие Абхазии на рубеже 19-20 веков», передает радиостанция «Эхо Кавказа».

Как ранее сообщил журналистам министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба, президенты Абхазии и России Сергей Багапш и Дмитрий Медведев подпишут в Москве Соглашение об объединенной российской военной базе на территории Абхазии. По словам Шамбы, «это третий случай, когда президенты Абхазии и России подписывают соглашение в Кремле, и это будет наиболее важным событием во время официального визита Сергея Багапша в Москву».

По информации главы МИД, в Москве также будут подписаны соглашения: «О морском и авиационном поиске на Черном море», «О сотрудничестве в борьбе с незаконной миграцией», «О воздушном сообщении», «О военно-техническом сотрудничестве» и др.

Отметим, что 26 августа 2008 года Россия первой признала независимость Республики Абхазия. В сентябре того же года ее примеру последовала Никарагуа, а спустя ровно год — Венесуэла. В декабре 2009 года Абхазию признала Республика Науру. Со всеми этими странами у Абхазии установлены дипломатические отношения.

Казахстан не собирается признавать независимость Абхазии и Южной Осетии, так же, как и другие новые государства. Такое заявление сделал в декабре 2008 года премьер-министр Казахстана Карим Масимов.

Как уже сообщал «Кавказский узел», президент Грузии Михаил Саакашвили охарактеризовал решение руководства России о признании независимости Южной Осетии и Абхазии как «беззаконие». Грузия продолжает законодательно определять статус Абхазии и Южной Осетии как «оккупированных территорий».

Список стран-участников Таможенного союза в 2020 году

Таможенный союз – это соглашение, принятое участниками Евразийского экономического союза, целью которого является отмена таможенных платежей в торговых отношениях. На основании этих договоренностей создаются общие способы осуществления экономической деятельности, площадка для оценок качества и сертификации.

Читать еще:  Таможенные платежи при экспорте товаров

Благодаря этому достигается упразднение таможенного контроля на границах внутри Союза, заключаются общие положения регулирования экономической деятельности для внешних границ ТС. Ввиду этого, создается общее таможенное пространство, использующее общепринятый подход к осуществлению контроля на границах. Еще одной отличительной особенностью является равноправие граждан таможенного пространства во время трудоустройства.

Члены

В 2020 году Таможенный союз состоит из следующих членов ЕАЭС:

  • Республика Армения (с 2015 г.);
  • Республика Беларусь (с 2010 г.);
  • Республика Казахстан (с 2010 г.);
  • Кыргызская Республика (с 2015 г.);
  • Российская Федерация (с 2010 г.).

Желание стать участником этого соглашения озвучено Сирией и Тунисом. Кроме этого, известно о предложении включить в соглашение ТС Турцию. Однако до настоящего момента не принято конкретных процедур для вступления этих государств в ряды Союза.

Отчетливо прослеживается, что функционирование Таможенного союза служит хорошим подспорьем для усиления экономических отношений стран, находящихся на территории бывших советских стран. Можно говорить также о том, что подход, установленный в соглашении странами-участниками, говорит о восстановлении утраченных связей в условиях современности.

Таможенные пошлины распределяются с помощью единого механизма долевого распределения.

Учитывая эту информацию, можно заявить, что Таможенный союз, каким его знаем сегодня, служит серьезным инструментом для экономического объединения стран, состоящих в ЕАЭС.

Этапы формирования

Чтобы понять, какова деятельность Таможенного союза, будет не лишним получить понимание о том, как он сформировался до своего сегодняшнего состояния.

Появление Таможенного союза изначально преподносилось как один из шагов в интеграции стран СНГ. Об этом было засвидетельствовано в договоре о создании экономического союза, подписанном еще 24 сентября 1993 года.

Поэтапно двигаясь к этой цели, в 1995 году, два государства (Россия и Беларусь) заключили между собой соглашение об утверждении Таможенного союза. Позднее Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан тоже вошли в эту группу.

Спустя более 10 лет, в 2007 году, Беларусь, Казахстан и Россия подписали пакт о соединении своих территорий в единый таможенный регион и утверждении Таможенного союза.

С целью конкретизации заключенных ранее соглашений с 2009 по 2010 годы заключены дополнительно более 40 договоров. Россия, Беларусь и Казахстан постановили, что, начиная с 2012 года, будет создан общий рынок благодаря объединению стран в единое экономическое пространство.

1 июля 2010 год заключен еще один важный договор, пустивший в ход работу Единого таможенного тарифа и Таможенного кодекса.

1 июля 2011 года аннулирован действующий таможенный контроль на границах между странами и установлены общие правила на границах с государствами, не состоящими в соглашении. До 2013 года формируются единые для участников соглашения законодательные нормы.

2014 – Республика Армения входит в состав Таможенного союза. 2015 – Республика Кыргызстан входит в состав Таможенного союза.

С 1 января 2018 года в силу вступил новый единый Таможенный Кодекс ЕАЭС. Он создан для автоматизации и упрощения ряда таможенных процессов.

Территория и управление

Объединение границ Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан стало основанием для появления Единого таможенного пространства. Так была образована территория Таможенного союза. Помимо этого, в нее включаются отдельные территории или объекты, находящиеся под юрисдикцией сторон соглашения.

Управлением и координацией Евразийского экономического союза занимаются два органа:

  1. Межгосударственный Совет – высший орган наднационального характера, состоит из глав государств и главы правительств Таможенного союза.
  2. Комиссия Таможенного союза – ведомство, которое занимается решением вопросов по формированию таможенных правил и регулирует внешнюю торговую политику.

Направления и условия

Создавая Таможенный союз, страны провозгласили главной целью социально-экономический прогресс. В перспективе это предполагает увеличение товарооборота и услуг, которые производятся хозяйственными субъектами.

Увеличение продаж первоначально предполагалось непосредственно в пространстве самого ТС за счет следующих условий:

  1. Упразднение таможенных процедур внутри Союза, что должно было сделать производимую в рамках единого пространства продукцию более привлекательной, за счет отмены пошлин.
  2. Наращивание товарооборота с помощью отмены таможенного контроля на внутренних границах.
  3. Принятие единых требований и интеграция стандартов безопасности.

Достижение целей и перспективы

Собрав доступные сведения о возникновении и деятельности Таможенного союза, можно прийти к выводу, что результаты по увеличению оборота товаров и услуг публикуются гораздо реже, чем допустим новости о подписании новых соглашений, т.е. ее декларативная часть.

Но, все же анализируя заявленные цели при создании ТС, а также наблюдая за их реализацией, нельзя умолчать, что достигнуто упрощение товарооборота, улучшены конкурентные условия у хозяйственных субъектов государств ТС.

Из этого следует, что Таможенный союз находится на пути к достижению своих целей, однако на это помимо времени требуется взаимный интерес как самих государств, так и хозяйственных элементов внутри Союза.

Анализ деятельности

Таможенный союз состоит из стран, у которых одно экономическое прошлое, однако сегодня эти государства сильно отличаются друг от друга. Конечно же, и в советское время республики отличались по своей специализации, однако после обретения независимости произошло еще очень много изменений, влияющих на мировой рынок и разделение труда.

Тем не менее, существуют и общие интересы. Например, у многих стран-участниц сохранилась зависимость от российского рынка сбыта. Эта тенденция носит экономический и геополитический характер.

На протяжении всего времени ведущие позиции в процессе интеграции и стабилизации ЕАЭС и Таможенного союза играла Российская Федерация. Это было возможным благодаря ее стабильному экономическому росту до 2014 года, когда цены на сырьевые ресурсы оставались высокими, что помогало осуществлять финансирование процессов, запущенных соглашениями.

Хотя такая политика не прогнозировала быстрого роста экономики, она все же предполагала укрепление позиций России на мировой арене.

Чтобы осуществить эти цели, Республика пошла на увеличение тарифов на ввозимые автомобили при отсутствии своего производства. Из-за таких мер потребовалось установить правила сертификации товаров легкой промышленности, что нанесло урон розничной торговле.

Помимо этого, стандарты, принятые на уровне ТС, были унифицированы с образцом ВТО, при том, что Беларусь не находится в составе этой организации в отличие от России. Предприятиями Республики не получен доступ к программам России по импортозамещению.

Все это послужило препятствиями для Беларуси на пути к достижению своих целей в полном объеме.

Нельзя упустить, что подписанные договоры ТС содержат различные исключения, уточнения, антидемпинговые и компенсационные меры, ставшие помехой в достижении общей выгоды и равных условий всем странам. В разное время фактически каждый участник соглашения высказывал несогласие с условиями, заключенными в соглашениях.

Хотя таможенные посты на границах между участниками соглашения были ликвидированы, сохранились пограничные зоны между странами. Также продолжился санитарный контроль на внутренних границах. Выявлено отсутствие доверительных отношений на практике взаимодействия. Примером этому служат вспыхивающие время от времени разногласия у России и Беларуси.

На сегодняшний день нельзя заявить, что были достигнуты цели, которые были задекларированы в соглашении о создании ТС. Это видно из снижения оборота товаров внутри таможенного пространства. Отсутствуют также какие-либо преимущества для экономического развития, если сравнивать с временем до подписания соглашений.

Но все же существуют признаки того, что в условиях отсутствия соглашения ситуация ухудшалась бы стремительнее. Проявление кризиса носило бы более масштабный и глубокий характер. Значительное количество предприятий обретают относительную выгоду, участвуя в торговых отношениях внутри Таможенного союза.

Договоры, подписанные сторонами, послужили на пользу производству автомобилей. Стала доступна беспошлинная реализация авто, собранных производителями стран-участниц. Таким образом, созданы условия для реализации проектов, которые ранее не могли иметь успеха.

Что такое Таможенный союз? Подробности — на видео.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector