Sofin-credit.ru

Деньги и работа
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Социально ответственное инвестирование

Биржа благородства: кому и зачем нужны высокоморальные инвестиции

Частные инвесторы все больше интересуются так называемыми социально ответственными инвестициями (socially responsible investing, SRI), которые направлены не только на получение прибыли, но и улучшение экологии и социальной среды. К такому выводу пришли в Институте устойчивого развития при банке Morgan Stanley на основании опроса 1 тыс. активных частных инвесторов из США, результаты которого были обнародованы 9 августа. Это исследование проводилось в феврале 2017 года, а его итоги эксперты сравнили с данными аналогичного опроса за 2015 год.

Как отмечают специалисты из Morgan Stanley, в этом году не менее 75% респондентов сообщили о том, что они заинтересованы в социально ответственном инвестировании либо применяют его стратегии в своих финансовых решениях. В 2015 году доля таких респондентов составляла 71%. Наибольший интерес к таким инвестициям был зафиксирован среди миллениалов — молодых инвесторов, родившихся в конце XX века, подчеркивается в исследовании. Среди них доля тех, кто активно интересуется подобными стратегиями либо применяет их, составила 86% против 84% в 2015 году. Из этого числа не менее 38% респондентов заявили о «крайне высоком интересе» к таким инвестициям, хотя в 2015 году доля таких инвесторов была на уровне 28%.

Согласно опросу, инвесторы выбирают SRI, поскольку они верят, что их инвестиционные решения могут повлиять на улучшение климатических условий (75% респондентов) и снижение уровня бедности в мире (84% респондентов). Тот факт, что наиболее активными адептами SRI являются миллениалы, опрошенные РБК эксперты объясняют просто: это поколение взрослело в обществе «благоденствия».

«В этот период — начало XXI века — качество жизни на Западе стали рассматривать как базовую доминанту, поскольку все прочие глобальные цели формально были объявлены достигнутыми. Это и позволяет миллениалам обращать внимание на фундаментальные ценности, связанные с качеством жизни, даже при инвестиционных решениях», — объясняет директор по инвестициям ИК «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

Исполнительный директор УК «ФинЭкс Плюс» Владимир Крейндель добавляет, что миллениалы живут в довольно «сытое» время, и ценности, свойственные этому поколению, переносятся на рабочее место и применяются к инвестиционным портфелям. «Это вредно для результатов инвестирования, но, возможно, хорошо влияет на самооценку», — отмечает финансист.

Как это работает

Суть такого инвестирования проста. Инвестор, ориентирующийся на SRI, хочет не только получать доход, но и влиять на общество через свои вложения, объясняет начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс» Игорь Клюшнев. Для этого он покупает акции и облигации компаний, которые, по его мнению, работают на благо окружающей среды и общества. Например, ведут разработки в области «зеленой» энергетики, стараются минимизировать выбросы углекислого газа и загрязнение окружающей среды, регулярно перечисляют крупные суммы на гуманитарные проекты и благотворительность, строят больницы и хосписы и т.д.​

При этом такие компании совсем необязательно специализируются исключительно на полезной для общества деятельности. В состав многих фондов ответственных инвестиций входят бумаги таких эмитентов, как производитель гаджетов Apple, онлайн-гипермаркет Amazon.com и владелец поисковой системы Google Alphabet, просто потому, что у них есть отдельные проекты в сфере «зеленой» энергетики или благотворительности, отмечают опрошенные эксперты.

Отфильтровать подходящие активы инвестору помогают так называемые ESG-критерии (Environmental, Social и Governance), то есть экологический, социальный и управленческий критерии, рассказывает Дмитрий Александров. Принимая решение о том, вкладываться или нет в ту или иную компанию, инвестор оценивает ее на основании позитивного фильтра (компания удовлетворяет требованиям ESG) и отрицательного фильтра (принципы работы компании им противоречат).

При этом, если под экологическим и социальным критерием понимается работа компании на благо окружающей среде и обществу, то значение управленческого критерия несколько шире. Он подразумевает, что руководство компании проводит этичную корпоративную политику — не использует детский труд, не дискриминирует сотрудников по какому бы то ни было признаку, а также не оказывается вовлеченным в коррупционные скандалы.

«Если при анализе корпорации инвестор обнаружит в новостях, что менеджмент фирмы дает взятки, уходит от налогов или у него есть другие проблемы с законом, такой инвестор уйдет из этих активов», — приводит пример Игорь Клюшнев.

По его словам, ESG-факторы в самом деле могут значительно влиять на имидж компании и ее капитализацию. Так, в 2012 году золотодобывающая корпорация Barrick Gold (ABX) инвестировала в чилийский проект по добыче золота около $8 млрд. Спустя год власти обнаружили, что компания сливает производственные отходы в реку, из которой пьют местные жители. «Это вызвало бурную реакцию властей, и они оштрафовали проект на $16 млн. Вслед за этим стоимость акций ABX, которая в 2012 году составляла $42 за ценную бумагу, к концу 2013 года упала до уровня $16 за акцию», — рассказывает Клюшнев.

За другими примерами подобного влияния далеко ходить не надо. В сентябре 2015 года этический скандал разгорелся вокруг компании Volkswagen, которую обвинили в подтасовке данные о вредных выхлопах своих автомобилей. Тогда Агентство охраны окружающей среды США заявило, что германский автоконцерн нарушает закон о чистоте воздуха. На фоне этой новости и того факта, что компании грозил большой штраф, стоимость акций Volkswagen рухнула на 30% до минимальной отметки с 2010 года. В феврале 2017 года автоконцерн объявил, что сумма выплат для урегулирования конфликта из-за подтасовки данных составила $4,3 млрд.

За рубежом и в России

По данным организации Global Sustainable Investment Alliance, в период с 2014 года по 2016 год объем социально ответственных инвестиций в США вырос на 33% и достиг $8,7 трлн. «Из них примерно $2,6 трлн приходится на биржевые инвестиционные фонды (ETF), взаимные фонды, закрытые фонды и хедж-фонды, к которым приходят розничные клиенты», — рассказывает Владимир Крейндель.

В Европе объем таких инвестиций в период с 2014 по 2016 год вырос на 11% и составил $12 млрд. Из них 22% ($2,64 млрд) приходится на частных инвесторов, говорится в отчете Global Sustainable Investment Alliance.

Более половины глобальных инвестиций формально осуществляются на основе или с учетом принципов ESG, считает Дмитрий Александров. Среди стран-лидеров в этом сегменте он называет основные финансовые центры: США, Великобританию, Канаду и страны континентальной Европы. А вот Япония, Китай и Россия, по его мнению, находятся далеко не во главе подобных рейтингов. Мнение эксперта подтверждают и цифры: по данным Global Sustainable Investment Alliance на начало 2016 года, объем ESG-инвестиций в азиатских странах составил всего чуть более $500 млн. Статистика об объемах подобных инвестиций в России и вовсе не ведется.

Среди российских инвесторов стратегии ответственного инвестирования пока не пользуются популярностью, признают опрошенные РБК эксперты. Специализированных фондов, которые бы вкладывали деньги частных инвесторов в соответствии с ESG-принципами, в России не существует. Причина в том, что российские компании пока слабо соответствуют критериям ответственного инвестирования. «Перспективы развития ESG-инвестиций в России очень маленькие. Считается, что деятельность большей части всех российских компаний не является прозрачной, поэтому любая фирма имеет высокие риски по критериям ESG», — объясняет Клюшнев.

Например, управляющая компания Robeco из Нидерландов, занимающаяся ответственным инвестированием, в 2016 году исключила ГМК «Норильский никель» из списка компаний, чьи ценные бумаги доступны ее инвесторам.

Помимо несовершенства корпоративного управления и недостаточного внимания к экологическим проблемам, развитию социально ответственного инвестирования мешает и низкая диверсификация российского рынка — большая часть «голубых фишек» приходится на сырьевые компании, добавляет Владимир Крейндель. «Важным фактором остается и то, что население у нас в стране в принципе не ценит ESG-факторы», — подчеркивает эксперт.

Можно ли на этом заработать?

Основная причина, по которой инвесторов привлекают SRI-стратегии, — моральное удовлетворение от общественной пользы собственных вложений, убежден Дмитрий Александров. Также среди плюсов ответственных инвестиций эксперты называют минимальные риски возникновения проблем с законом и забастовок и отсутствие других связанных с ESG проблем.

Впрочем, как показывает динамика роста американских биржевых фондов, формируемых на базе социально ответственных компаний, «высокоморальные» инвестиции вполне могут быть доходными. Например, с начала 2017 года фонд iShares MSCI ACWI Low Carbon Target ETF, который включает в себя 1200 компаний, работающих на повышение энергоэффективности, вырос на 13%, а фонд iShares MSCI USA ESG Select (SUSA) (включает 112 американских компаний из разных отраслей, которые были отобраны по критериям ESG) подорожал на 11%. Для сравнения: индекс S&P 500 за этот же период вырос на 9,3%.

А вот инвестиций в отдельные акции на основе одних лишь критериев ESG лучше избегать, предупреждает Владимир Крейндель. Если портфели ETF включают в себя большое количество разных бумаг и являются хорошо диверсифицированными, то покупка отдельной бумаги без учета фундаментальных факторов чревата высокими рисками. К примеру, бумаги, входящие в фонд iShares MSCI USA ESG Select (SUSA), по отдельности показали очень разную динамику с начала года. Если акции разработчика вакцин для прививок Henry Schein подорожали за это время на 9%, а бумаги IT-корпорации Microsoft — на 17%, то котировки фармацевтического гиганта Gilead Sciences, наоборот, упали с января на 3%. Из этого следует, что, покупая отдельные бумаги, инвестор рискует заработать меньше, чем при вложении в биржевой фонд.

Читать еще:  Инвестиционный проект и оценка его эффективности

Инвестор, который ориентируется только на критерии ESG, при формировании портфеля будет систематически покупать переоцененные компании, соответствующие высокоморальным принципам, и исключать из портфеля недооцененных эмитентов с хорошим потенциалом роста, не отвечающим требованиям SRI, поясняет Крейндель. По его наблюдениям, участники рынка, покупающие исключительно акции социально ответственных компаний, в среднем получают более низкую доходность, чем при «обычных» инвестициях.

Игорь Клюшнев соглашается с такими выводами. «Инвестору в SRI приходится составлять портфель из ценных бумаг технологических компаний, потому что именно они пытаются создавать социально ответственный бизнес. И если технологический сектор начнет падать (как это случилось в середине июня), акции «зеленых» компаний упадут и пострадает весь портфель социально ответственного инвестора», — комментирует он.

Тем участникам рынка, которые все же захотят использовать критерии ESG при принятии финансовых решений, стоит делать это самостоятельно, а не доверять управляющим или частным советникам, говорит Александров. Поскольку высокоморальные критерии крайне субъективны, только сам инвестор сможет принять грамотное решение, используя при анализе те самые положительные и отрицательные фильтры социальной, экологической и управленческой полезности, объясняет он. Директор по стратегическому развитию УК «Альфа-Капитал» Вадим Логинов при этом советует ориентироваться только на инструменты пассивного инвестирования (индексные фонды, ETF) — это позволит минимизировать риски высокоморальных инвестиций.

Talkin go money

ответственное инвестирование — социальное инвестирование (Апрель 2020).

Table of Contents:

В эти дни, благодаря отчасти тысячелетним, многие инвесторы заботятся о компаниях, с которыми они хотят инвестировать свои деньги. Для растущего числа инвесторов инвестирование — это не только избиение прогнозов или большой рост продаж. Некоторые инвесторы хотят инвестировать только в компании, которые занимаются окружающей средой или обществом в целом. Это означает, что они избегают инвестирования в акции табака, оборонные компании, производители нефти и производители оружия, чтобы назвать некоторые из них. Социально сознательные инвесторы привлекают те компании, которые верят в окружающую среду, считают, что важно вернуть их сообщество и хотеть играть определенную роль в содействии улучшению общества. Однако, хотя социально ответственное инвестирование поможет людям хорошо спать по ночам, оказывается, что это может не иметь большого финансового смысла. (Подробнее читайте здесь: Что такое социально ответственное инвестирование? )

Не один размер подходит для всего определения социально ответственного инвестирования

С одной стороны, критики социально ответственного инвестирования утверждают, что нет четких определений того, что делает компанию социально ответственной , поэтому создание портфеля социально ответственных акций более субъективно, чем наука. Даже те фонды, которые претендуют на инвестиции только в социально ответственные компании, имеют различные определения того, что представляет собой социально ответственную компанию, что затрудняет проведение единой стратегии инвестиций в этой области.

Сторонники социально ответственного инвестирования утверждают, что если компании заботятся об обществе и / или окружающей среде, то со временем усилия компании будут отражены в увеличенной цене акций. Но совершая прыжок, что усилия компании по переработке или возврату обществу каким-то образом приведут к тому, что более высокая цена на акции будет ошибочным аргументом. Рост продаж и прибыли обычно помогает фонду, а не тому факту, что компания делает это с социальной точки зрения.

Социально ответственные фонды могут быть дешевле, чем другие

Когда дело доходит до инвестиций, сборы очень важны, и это особенно верно для социально ответственных фондов, иначе известных как фонды НИИ. Как и с другими фондами, сборы могут варьироваться, а это значит, что некоторые из этих фондов SRI будут стоить вам дороже, чем они того стоят. Конечно, вы не можете подвергаться воздействию крупных производителей масла или пистолетов, но если вы слишком много платите, чтобы избежать этих отраслей, чем они будут съедать ваши прибыли. Даже с ETFs, которые традиционно имеют более низкие тарифы, чем взаимные фонды, не все ETFs SRI взимают цены на рок-дне, делая инвестиции в социально ответственные акции порой более дорогостоящими, чем инвестиции в так называемые плохие компании.

Инвестирование в социальном плане может заставить вас выйти из рыночных выгод

Значение в социально ответственном инвестировании 2020

Table of Contents:

Когда-то рассматриваемая нишевая область инвестиционной практики, социально ответственные инвестиции (SRI) теперь охватывают широкую инвестиционную аудиторию, которая включает в себя людей, высокую стоимость и прочее, а также такие учреждения, как пенсионные планы, фонды и фонды , Религиозные принципы, политические убеждения, конкретные события и широкая компетенция корпоративной ответственности (например, экологическое инвестирование, социальное обеспечение) способствуют этой инвестиционной практике.

Действительно, профессиональная ассоциация USSIF: Форум по устойчивым и ответственным инвестициям, оценивает в своем «Докладе о социально ответственных инвестициях 2016 года» около $ 8. 72 триллиона активов под управлением подписываются на один или несколько из вышеупомянутых подходов к социально ответственному инвестированию; это рост на 33% с 2014 года.

Только в Соединенных Штатах около 519 зарегистрированных инвестиционных компаний, включая паевые инвестиционные фонды, различные фонды аннуитета, фонды с обменными курсами и закрытые фонды, используют социальный процесс отбора, с активами около $ 1. 74 триллиона, согласно последнему докладу USSIF.

Социально ответственное инвестирование выражает оценочное суждение инвестора, по которому могут быть использованы несколько подходов. Одним из примеров является то, что инвестор избегает компаний или отраслей, предлагающих продукты или услуги, которые инвестор считает вредными. На табачную, алкогольную и оборонную промышленность обычно избегают люди, которые пытаются быть социально ответственными инвесторами.

В 1980-х годах было открыто опубликовано разделение американских компаний, ведущих бизнес с Южной Африкой. Другим является рейтинг производительности с точки зрения того, насколько хорошо компания достигает не только финансовых показателей, но и социальных, экологических, управленческих и этических вопросов.

Еще одно связано с активным взаимодействием между акционерами компании и ее руководством. Наконец, есть активистский подход, в котором участвует инвестор, выступающий за конкретные вопросы. Любая комбинация этих подходов является критическим фактором в процессе управления портфелем и фидуциарного надзора.

Кроме того, эта практика носит глобальный характер, причем различные подходы подчеркиваются в разных странах как функция их культуры, правительства, деловой среды и их взаимосвязи. То, что получает как социально ответственное или нет, привело к разным мнениям о том, дают ли эти подходы конкурентоспособные результаты.

Чья польза?

Социально сознательные инвесторы могут принимать более целостный взгляд на компанию при принятии инвестиционных решений, глядя на то, как она служит своим заинтересованным сторонам, рубрика, в соответствии с которой распространяются не только акционеры, но и кредиторы, менеджеры, сотрудники, сообщество, клиенты и поставщиков. В этом контексте социально ответственные инвестиции направлены на максимизацию благосостояния при получении прибыли от инвестиций, что соответствует целям инвестора.

На первый взгляд эти два понятия могут оказаться противоречивыми. Например, может быть подразумеваемая стоимость такого подхода в той мере, в какой она избегает прибыльных компаний и секторов. Табак, алкоголь, огнестрельное оружие и азартные игры были прибыльными отраслями.

Однако для социально сознательного инвестора их включение в портфель не сможет служить целям инвестора жить в мире, лишенном конфликтов и правовых стимуляторов и депрессантов. Как и в любом инвестиционном подходе, социально сознательный инвестор должен:

  • Определить его, ее или его риск и вернуть цели и ограничения.
  • Что касается последнего, то инвестору необходимо определить, каковы его социально-сознательные ограничения. Они могут значительно различаться в зависимости от инвестора. Мусульмане, которые желают соблюдать законы шариата, исключают любые компании, связанные с производством, продажей и распределением алкоголя, любым финансовым учреждением, которое предоставляет кредит, и любой бизнес, который получает прибыль от азартных игр. Инвесторы, выступающие против вооруженного конфликта в качестве средства разрешения споров, могут избежать любой компании или отрасли, связанной с обороной, национальной безопасностью или огнестрельным оружием.
  • Как только инвестор определяет свои ограничения, он должен принять решение о подходе к их реализации, будь то использование экранов включения или исключения, критериев лучшей практики или адвокации. Тип инвестора может определять наиболее подходящий подход. Например, адвокация и диалог с компанией или отраслью лучше подходят для большого государственного пенсионного фонда.

Рассмотрите работу CalPERS или активиста швейцарского миллиардера Мартина Эбнера, который стал еще одним примером активности отдельных акционеров. Напротив, индивидуальный инвестор, работающий с консультантом, найдет процесс отбора более выполнимым.

Социальное инвестирование подразумевает косвенные затраты — доходность потенциально может быть исключена из-за исключения компаний с неприемлемыми продуктами или деловой практикой — и явные издержки.

Для тех, кто рассматривает активный подход, плата за биржевые и взаимные фонды, как правило, немного выше. Для инвесторов, стремящихся к пассивному управлению, реплицируется меньше индексов, а средства, которые обычно имеют более высокие издержки.

  • Диверсификация всегда является важным фактором. Экраны могут препятствовать этому процессу, непреднамеренно или иным образом.
  • Читать еще:  Содержание инвестиционной политики

    Использование такого типа традиционной инвестиционной структуры, по-видимому, сделает процесс управляемым, пока инвестор тщательно оценивает затраты и преимущества такого типа инвестиционного подхода.

    Однако, может возникнуть дилемма, на рогах которой инвестор неизменно будет проколот. Например, если инвестиции в такие «порочные» продукты, как алкоголь и табак, являются анафемой для социально сознательного инвестора, а что касается транспортной и энергетической отраслей?

    В конце концов, продукты должны быть отправлены в пункт продажи, который требует различных транспортных средств, которые, в свою очередь, требуют топлива. Эти типы соображений делают точное определение социально ответственных инвестиционных целей тем более важным.

    В зависимости от перспективы личности компании могут отображать характеристики, которые являются безответственными и ответственными. (Для дополнительного чтения, проверьте Экстремально социально ответственное инвестирование .)

    Итог

    Социально ответственные инвестиции отражают ценности инвестора. Хотя возможности в этой сфере управления инвестициями значительно выросли, нельзя игнорировать передовую практику инвестирования.

    Инвестор должен четко определять свои цели при таком подходе, признавая его потенциальные компромиссы и четко формулируя политику, которая учитывает все переменные при поиске максимальной выгоды в изобилии и обилии.

    Важное значение имеет управление рисками и внимание к затратам. Исследования показывают, что результаты социально-сознательного инвестирования не являются статистически значимыми из более традиционного подхода. (Для получения дополнительной информации прочитайте, как Изменить мир One Investment At A Time .)

    Социально ответственное инвестирование – не просто очередной лозунг

    Можно ли совместить стремление получить желаемый финансовый результат с осуществлением инвестиций, которые приносят положительный социальный эффект?

    Получайте свежие новости и аналитические отчёты в Facebook Messenger::

    Инвестирование средств в финансовые активы всегда имеет под собой четкую цель – сохранить и преумножить имеющиеся средства. Можно ли совместить стремление получить желаемый финансовый результат с осуществлением инвестиций, которые приносят положительный социальный эффект?

    Понятие социально ответственных инвестиций зародилось во второй половине прошлого века, когда портфельные управляющие, менеджеры фондов различных уровней начали задумываться о социальных последствиях принятия ими решений об инвестировании в те или иные отрасли и отдельные компании. При этом если в самом начале управляющие просто ориентировались на исключение из возможного перечня компаний тех эмитентов, которые принадлежали к определенному кругу отраслей – предприятия, подвергавшие опасности окружающую среду (в качестве примера — угольная промышленность), предприятия оборонного комплекса и компании, продукция которых приносит вред здоровью человека (табачная отрасль и др), то в процессе эволюции данного подхода управляющие все сильнее стремились взглянуть на процесс отбора эмитентов более глубоко.

    Такое стремление, очевидно, требует наличия существенных ресурсов для детального анализа уже не только финансовых показателей компаний, но и их политик, правил и норм, а также для отслеживания всех новостей и событий, связанных с конкретным эмитентом. Для этих целей ведущие мировые финансовые институты создали отдельные команды внутри существующих аналитических подразделений, а также используют данные специализированных агентств.

    Одним из наиболее популярных инструментов, широко используемых управляющими и конструкторами сложных финансовых продуктов является принцип ESG (environmental, social, governance), сочетающий в себе оценку влияния компаний на окружающую среду, повышенной социальной ответственности в отношениях с поставщиками, работниками и обществом, а также прозрачности и эффективности взаимоотношений между собственниками, менеджментом и акционерами.

    Данный принцип находит все большее распространение – если в 2006 году к разработанным под эгидой ООН Принципам отвественного инвестирования, фокусом которых стало внедрение факторов ESG, присоединились 100 финансовых институтов, отвечающих за управление 6,5 триллионов долларов США, то в 2015 году таких компаний было уже более 1400 и суммарный их портфель составлял более 60 триллионов.

    Используя данный инструмент участники рынка имеют возможность не только исключить из портфеля компании не соответсвующие социальному критерию, но и произвести ранжирование эмитентов с целью размещения большей части средств в акции компаний с наивысшим рейтингом. Тем самым управляющие невольно запускают своеобразную цепную реакцию – акции компаний с высоким рейтингом ESG находятся в естественном предпочтении управляющих, что позитивно влияет на их стоимость, что в итоге приводит к еще большему фокусу менеджмента на социальные факторы деятельности этих компаний.

    Что это может означать для инвестора, находящегося в поисках идей для выстраивания стратегии для долгосрочного инвестирования средств на рынке акций? Это означает возможность выбрать стратегию, предлагаемую управляющим фондом, или представленную в виде структурного или страхового продукта, базирующуюся на принципах социально отвественного инвестирования, которая эффективно размещает средства применяя критерии ESG. Статистика показывает, что применение такого метода имеет положительный эффект на доходность инвестиционных портфелей, не приводя при этом к существенному уменьшению диверсификации, т.е. возможности вложения в большое количество инструментов. К примеру, запущенные Росбанком в прошлом году для клиентов L’HERMITAGE стратегии, использующие в своей основе фильтр ESG, показали существенно лучшую динамику по сравнению с теми публичными биржевыми индексами, на которые они ориентируются. В своей работе мы полагаемся на обширный опыт Группы Societe Generale, которая является одним из признанных международных лидеров создания инвестиционных решений, базирующихся на концепции социально ответственных инвестиций. При этом, помимо собственных ресурсов, в своей работе Группа зачастую тесно сотрудничает с ведущими мировыми экспертами в этой области.

    Дальнейшее развитие мирового рынка акций находится в состоянии повышенной неопределенности. Торговые войны, опасность экономической рецессии в некоторых ведущих развитых странах, колебания цен на сырьевых рынках, сильный рост фондовых рынков за последние несколько лет приводят инвесторов к поиску иных возможностей по сравнению с вложением средств в стандартные стратегии, ориентированные на вложения в наиболее широкий перечень бумаг. Применение в процессе определения состава портфеля принципов социально ответственного инвестирования, в том числе на базе факторов ESG, позволит не только быть уверенным в положительном социальном эффекте, но и может привести к существенному повышению эффективности инвестиций.

    Биржа благородства: кому и зачем нужны высокоморальные инвестиции

    Частные инвесторы все больше интересуются так называемыми социально ответственными инвестициями (socially responsible investing, SRI), которые направлены не только на получение прибыли, но и улучшение экологии и социальной среды. К такому выводу пришли в Институте устойчивого развития при банке Morgan Stanley на основании опроса 1 тыс. активных частных инвесторов из США, результаты которого были обнародованы 9 августа. Это исследование проводилось в феврале 2017 года, а его итоги эксперты сравнили с данными аналогичного опроса за 2015 год.

    Как отмечают специалисты из Morgan Stanley, в этом году не менее 75% респондентов сообщили о том, что они заинтересованы в социально ответственном инвестировании либо применяют его стратегии в своих финансовых решениях. В 2015 году доля таких респондентов составляла 71%. Наибольший интерес к таким инвестициям был зафиксирован среди миллениалов — молодых инвесторов, родившихся в конце XX века, подчеркивается в исследовании. Среди них доля тех, кто активно интересуется подобными стратегиями либо применяет их, составила 86% против 84% в 2015 году. Из этого числа не менее 38% респондентов заявили о «крайне высоком интересе» к таким инвестициям, хотя в 2015 году доля таких инвесторов была на уровне 28%.

    Согласно опросу, инвесторы выбирают SRI, поскольку они верят, что их инвестиционные решения могут повлиять на улучшение климатических условий (75% респондентов) и снижение уровня бедности в мире (84% респондентов). Тот факт, что наиболее активными адептами SRI являются миллениалы, опрошенные РБК эксперты объясняют просто: это поколение взрослело в обществе «благоденствия».

    «В этот период — начало XXI века — качество жизни на Западе стали рассматривать как базовую доминанту, поскольку все прочие глобальные цели формально были объявлены достигнутыми. Это и позволяет миллениалам обращать внимание на фундаментальные ценности, связанные с качеством жизни, даже при инвестиционных решениях», — объясняет директор по инвестициям ИК «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

    Читать еще:  Финансовые инвестиции представляют собой

    Исполнительный директор УК «ФинЭкс Плюс» Владимир Крейндель добавляет, что миллениалы живут в довольно «сытое» время, и ценности, свойственные этому поколению, переносятся на рабочее место и применяются к инвестиционным портфелям. «Это вредно для результатов инвестирования, но, возможно, хорошо влияет на самооценку», — отмечает финансист.

    Как это работает

    Суть такого инвестирования проста. Инвестор, ориентирующийся на SRI, хочет не только получать доход, но и влиять на общество через свои вложения, объясняет начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс» Игорь Клюшнев. Для этого он покупает акции и облигации компаний, которые, по его мнению, работают на благо окружающей среды и общества. Например, ведут разработки в области «зеленой» энергетики, стараются минимизировать выбросы углекислого газа и загрязнение окружающей среды, регулярно перечисляют крупные суммы на гуманитарные проекты и благотворительность, строят больницы и хосписы и т.д.​

    При этом такие компании совсем необязательно специализируются исключительно на полезной для общества деятельности. В состав многих фондов ответственных инвестиций входят бумаги таких эмитентов, как производитель гаджетов Apple, онлайн-гипермаркет Amazon.com и владелец поисковой системы Google Alphabet, просто потому, что у них есть отдельные проекты в сфере «зеленой» энергетики или благотворительности, отмечают опрошенные эксперты.

    Отфильтровать подходящие активы инвестору помогают так называемые ESG-критерии (Environmental, Social и Governance), то есть экологический, социальный и управленческий критерии, рассказывает Дмитрий Александров. Принимая решение о том, вкладываться или нет в ту или иную компанию, инвестор оценивает ее на основании позитивного фильтра (компания удовлетворяет требованиям ESG) и отрицательного фильтра (принципы работы компании им противоречат).

    При этом, если под экологическим и социальным критерием понимается работа компании на благо окружающей среде и обществу, то значение управленческого критерия несколько шире. Он подразумевает, что руководство компании проводит этичную корпоративную политику — не использует детский труд, не дискриминирует сотрудников по какому бы то ни было признаку, а также не оказывается вовлеченным в коррупционные скандалы.

    «Если при анализе корпорации инвестор обнаружит в новостях, что менеджмент фирмы дает взятки, уходит от налогов или у него есть другие проблемы с законом, такой инвестор уйдет из этих активов», — приводит пример Игорь Клюшнев.

    По его словам, ESG-факторы в самом деле могут значительно влиять на имидж компании и ее капитализацию. Так, в 2012 году золотодобывающая корпорация Barrick Gold (ABX) инвестировала в чилийский проект по добыче золота около $8 млрд. Спустя год власти обнаружили, что компания сливает производственные отходы в реку, из которой пьют местные жители. «Это вызвало бурную реакцию властей, и они оштрафовали проект на $16 млн. Вслед за этим стоимость акций ABX, которая в 2012 году составляла $42 за ценную бумагу, к концу 2013 года упала до уровня $16 за акцию», — рассказывает Клюшнев.

    За другими примерами подобного влияния далеко ходить не надо. В сентябре 2015 года этический скандал разгорелся вокруг компании Volkswagen, которую обвинили в подтасовке данные о вредных выхлопах своих автомобилей. Тогда Агентство охраны окружающей среды США заявило, что германский автоконцерн нарушает закон о чистоте воздуха. На фоне этой новости и того факта, что компании грозил большой штраф, стоимость акций Volkswagen рухнула на 30% до минимальной отметки с 2010 года. В феврале 2017 года автоконцерн объявил, что сумма выплат для урегулирования конфликта из-за подтасовки данных составила $4,3 млрд.

    За рубежом и в России

    По данным организации Global Sustainable Investment Alliance, в период с 2014 года по 2016 год объем социально ответственных инвестиций в США вырос на 33% и достиг $8,7 трлн. «Из них примерно $2,6 трлн приходится на биржевые инвестиционные фонды (ETF), взаимные фонды, закрытые фонды и хедж-фонды, к которым приходят розничные клиенты», — рассказывает Владимир Крейндель.

    В Европе объем таких инвестиций в период с 2014 по 2016 год вырос на 11% и составил $12 млрд. Из них 22% ($2,64 млрд) приходится на частных инвесторов, говорится в отчете Global Sustainable Investment Alliance.

    Более половины глобальных инвестиций формально осуществляются на основе или с учетом принципов ESG, считает Дмитрий Александров. Среди стран-лидеров в этом сегменте он называет основные финансовые центры: США, Великобританию, Канаду и страны континентальной Европы. А вот Япония, Китай и Россия, по его мнению, находятся далеко не во главе подобных рейтингов. Мнение эксперта подтверждают и цифры: по данным Global Sustainable Investment Alliance на начало 2016 года, объем ESG-инвестиций в азиатских странах составил всего чуть более $500 млн. Статистика об объемах подобных инвестиций в России и вовсе не ведется.

    Среди российских инвесторов стратегии ответственного инвестирования пока не пользуются популярностью, признают опрошенные РБК эксперты. Специализированных фондов, которые бы вкладывали деньги частных инвесторов в соответствии с ESG-принципами, в России не существует. Причина в том, что российские компании пока слабо соответствуют критериям ответственного инвестирования. «Перспективы развития ESG-инвестиций в России очень маленькие. Считается, что деятельность большей части всех российских компаний не является прозрачной, поэтому любая фирма имеет высокие риски по критериям ESG», — объясняет Клюшнев.

    Например, управляющая компания Robeco из Нидерландов, занимающаяся ответственным инвестированием, в 2016 году исключила ГМК «Норильский никель» из списка компаний, чьи ценные бумаги доступны ее инвесторам.

    Помимо несовершенства корпоративного управления и недостаточного внимания к экологическим проблемам, развитию социально ответственного инвестирования мешает и низкая диверсификация российского рынка — большая часть «голубых фишек» приходится на сырьевые компании, добавляет Владимир Крейндель. «Важным фактором остается и то, что население у нас в стране в принципе не ценит ESG-факторы», — подчеркивает эксперт.

    Можно ли на этом заработать?

    Основная причина, по которой инвесторов привлекают SRI-стратегии, — моральное удовлетворение от общественной пользы собственных вложений, убежден Дмитрий Александров. Также среди плюсов ответственных инвестиций эксперты называют минимальные риски возникновения проблем с законом и забастовок и отсутствие других связанных с ESG проблем.

    Впрочем, как показывает динамика роста американских биржевых фондов, формируемых на базе социально ответственных компаний, «высокоморальные» инвестиции вполне могут быть доходными. Например, с начала 2017 года фонд iShares MSCI ACWI Low Carbon Target ETF, который включает в себя 1200 компаний, работающих на повышение энергоэффективности, вырос на 13%, а фонд iShares MSCI USA ESG Select (SUSA) (включает 112 американских компаний из разных отраслей, которые были отобраны по критериям ESG) подорожал на 11%. Для сравнения: индекс S&P 500 за этот же период вырос на 9,3%.

    А вот инвестиций в отдельные акции на основе одних лишь критериев ESG лучше избегать, предупреждает Владимир Крейндель. Если портфели ETF включают в себя большое количество разных бумаг и являются хорошо диверсифицированными, то покупка отдельной бумаги без учета фундаментальных факторов чревата высокими рисками. К примеру, бумаги, входящие в фонд iShares MSCI USA ESG Select (SUSA), по отдельности показали очень разную динамику с начала года. Если акции разработчика вакцин для прививок Henry Schein подорожали за это время на 9%, а бумаги IT-корпорации Microsoft — на 17%, то котировки фармацевтического гиганта Gilead Sciences, наоборот, упали с января на 3%. Из этого следует, что, покупая отдельные бумаги, инвестор рискует заработать меньше, чем при вложении в биржевой фонд.

    Инвестор, который ориентируется только на критерии ESG, при формировании портфеля будет систематически покупать переоцененные компании, соответствующие высокоморальным принципам, и исключать из портфеля недооцененных эмитентов с хорошим потенциалом роста, не отвечающим требованиям SRI, поясняет Крейндель. По его наблюдениям, участники рынка, покупающие исключительно акции социально ответственных компаний, в среднем получают более низкую доходность, чем при «обычных» инвестициях.

    Игорь Клюшнев соглашается с такими выводами. «Инвестору в SRI приходится составлять портфель из ценных бумаг технологических компаний, потому что именно они пытаются создавать социально ответственный бизнес. И если технологический сектор начнет падать (как это случилось в середине июня), акции «зеленых» компаний упадут и пострадает весь портфель социально ответственного инвестора», — комментирует он.

    Тем участникам рынка, которые все же захотят использовать критерии ESG при принятии финансовых решений, стоит делать это самостоятельно, а не доверять управляющим или частным советникам, говорит Александров. Поскольку высокоморальные критерии крайне субъективны, только сам инвестор сможет принять грамотное решение, используя при анализе те самые положительные и отрицательные фильтры социальной, экологической и управленческой полезности, объясняет он. Директор по стратегическому развитию УК «Альфа-Капитал» Вадим Логинов при этом советует ориентироваться только на инструменты пассивного инвестирования (индексные фонды, ETF) — это позволит минимизировать риски высокоморальных инвестиций.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector