Sofin-credit.ru

Деньги и работа
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Китайские инвестиционные компании

Поднебесная экспансия. Китайцы инвестируют миллиарды в российский бизнес

Китайские инвесторы ищут выходы на новые рынки, пользуясь геополитической ситуацией, пока западные страны не наращивают свою долю в России. Сейчас все более ощутимо выделяется преимущество китайских вложений перед западными. Вице-президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Тимур Андреев связывает это, в том числе, и с ужесточением американских санкций: «У западных европейских партнеров ограничены возможности поставок оборудования в Россию. В этой связи у китайских партнеров появляются дополнительные возможности выхода на российский рынок».

По данным компании Skladium совокупный объем инвестиций в производственные площадки в России в 2017 году составил порядка 250 млрд рублей, а вклад российских государственных и частных компаний в новые производственные площадки составил около 206 млрд рублей, или 82,5% от общего объема инвестиций.

Около 16,5 млрд рублей (6,6% от общего объема) вложили компании и фонды с участием Китая. Для сравнения: почти в 2 раза меньше — около 9 млрд рублей — вложили немецкие компании, ранее безусловные лидеры. Чуть более 4 млрд рублей инвестировали компании с американскими корнями.

Инвестиции других стран в российское производство суммарно составили 14,5 млрд рублей, это 5,8% от общего объема. Доли Германии и США составляют 3,55% и 1,66% соответственно. Вложения других стран оцениваются в 5,8%.

Россия и Китай «полностью реализуют потенциал на экономическом и политическом уровне», — заявил первый секретарь посольства Китая в России Ли Чаохуэй на конференции, посвященной развитию российско-китайских торгово-экономических отношений, подчеркнув, что отношения между странами переживают лучший период своего развития.

По словам Ли Чаохуэя, рост товарооборота между двумя странами в 2018 году вырос на 25,7% до $65,7 млрд, а концу года он превысит $100 млрд. 2019 год (как и нынешний) объявлен годом межрегионального сотрудничества.

По словам управляющего партнера компании ILM Андрея Лукашева, увеличение доли инвесторов из КНР и других стран Азии обусловлено долгосрочной стратегией, так называемого «разворота на Восток», и льготными условиями, предусмотренными для новых резидентов в особых экономических зонах.

Инвестиции в производство

Экономически привлекательны для совместных предприятий особые экономические зоны и индустриальные парки Приморья, Сибири, Урала и Приволжья, где резиденты получают различные налоговые льготы. Самыми востребованными отраслями производства у компаний с китайским корнями стали добывающая, нефтехимическая и деревообрабатывающая промышленность и машиностроение. Многие проекты имеют долгосрочные инвестиционные перспективы и не ограничиваются разовым вложением средств.

Как пример можно привести расширение производственных площадей китайской компании Haier, производящей бытовую технику в Набережных Челнах. В 2016 году там ввели в эксплуатацию завод по производству холодильников, инвестиции в который составили $50 млн (около 3,25 млрд рублей по нынешнему курсу). В 2018 году производитель бытовой техники заложил первый камень завода по производству стиральных машин с сопоставимыми инвестициями (также на уровне $50 млн). При этом планы Haier в Набережных Челнах двумя заводами не ограничиваются. В итоге на площадке 127 га должен появиться индустриальный парк из 12 заводов общей стоимостью около $1 млрд.

Другой масштабный проект с участием китайских инвестиций — «Ямал СПГ». Проект по сжижению газа в Арктике на 20% принадлежит крупнейшей китайской нефтегазовой компании CNPC, еще 9,9% в 2016 году выкупил китайский Фонд шелкового пути за €1,089 млрд. В 2017 году запущена первая производственная линия мощностью 5,5 млн т. Всего их запланировано три, таким образом, суммарная мощность составит 16,5 млн т в год. Совокупные инвестиции в проект составят около $23,4 млрд или порядка 1,5 трлн рублей.

В 2019 году планируется ввести в эксплуатацию автомобильный завод «Хавейл Мотор Рус» в Туле, принадлежащий китайскому автопроизводителю Great Wall Motors, который специализируется на кроссоверах и внедорожниках. Строительство началось в 2015 году и к настоящему моменту завершено. Сейчас компания занимается транспортной инфраструктурой и ввозом оборудования. Совокупные инвестиции в строительство оценивались в сумму около $354 млн.

Созданная при участии Российско-китайского инвестиционного фонда группа компаний Russia Forest Products (RFP) в 2017 году запустила производство сухих пиломатериалов из ели и пихты в городе Амурск Хабаровского края. Инвестиции в проект составили 12 млрд рублей. RFP также анонсировала строительство еще нескольких заводов в Приморье и Якутии.

Еще один крупный проект, реализованный в 2017 году — станкостроительный завод в Ленинском районе Подмосковья. Инвестиции в российско-китайское производство «ДМТГ РУС» составили около 1,2 млрд рублей, а совокупные инвестиции в производство до 2020 года достигнут 8 млрд рублей.

Китай хочет активно инвестировать в строительство и во все, что с ним связано. Перечень оборудования, которое традиционно китайские инвесторы представляют на выставках, очень широк. «Насосы, энерготехнические установки, подъемные механизмы и другая строительная техника Китая находит широкое распространение, например, в московском высотном строительстве», — рассказал замгендиректора «ЦНИИП Минстроя России» Владимир Гутников. Большой потенциал сохраняется и по строительству дорог и метро. Например, в Москве некоторые станции подземки строят китайские компании с привлечением китайского оборудования и рабочих из Поднебесной.

Хочу инвестировать в акции китайских компаний. Как это сделать?

Заинтересовала возможность инвестировать в рынок Китая (биржа Гонконга). Могу ли я это сделать через российского брокера с ИИС?

Александр, с помощью индивидуального инвестиционного счета можно покупать ценные бумаги только на российских биржах: Московской и Санкт-Петербургской. Ни один российский брокер не даст доступ к иностранным торговым площадкам через ИИС, а у иностранных брокеров ИИС вообще нет.

Есть несколько способов вложиться в акции китайских компаний, при этом доступ к бирже Гонконга необязателен. Опишу основные варианты.

Российский брокер, Московская биржа

Самый простой для россиянина способ вложиться в акции китайских компаний — купить акции биржевого фонда FXCN, которые торгуются на Московской бирже. Это можно сделать через ИИС с самостоятельным управлением или через обычный брокерский счет.

FXCN отслеживает индекс Solactive GBS China ex A-Shares Large & Mid Cap USD, а в составе фонда акции около 180 компаний. Расходы на управление — 0,9% в год от стоимости чистых активов фонда.

Тем, кого интересует не только Китай, но и развивающиеся страны в целом, может пригодиться биржевой ПИФ VTBE. Он отслеживает индекс MSCI Emerging Markets Investable Market и для этого покупает акции ETF iShares Core MSCI EM.

Читать еще:  Особенности инвестиционного договора

Доля китайских бумаг в VTBE — около 30%, остальное — акции компаний из Тайваня, Южной Кореи, Индии и так далее. Фонд iShares берет комиссию 0,18% в год, а VTBE — еще до 0,8% сверх этого. Долю в VTBE также можно купить с помощью ИИС или брокерского счета.

Российский брокер, Санкт-Петербургская биржа

На Санкт-Петербургской бирже есть бумаги отдельных китайских компаний, например депозитарные расписки Alibaba и Baidu. Осенью 2019 года планируют добавить еще около 20 бумаг, торгующихся на Гонконгской бирже. Все эти бумаги можно купить через ИИС или брокерский счет, если брокер дает доступ к Санкт-Петербургской бирже.

На внебиржевом рынке также есть фонд акций крупных китайских компаний FXI и фонд акций китайских технологических компаний CQQQ. Оба ETF предназначены только для квалифицированных инвесторов, их не получится купить на ИИС.

Иностранный брокер, иностранные биржи

Можно открыть брокерский счет у зарубежного брокера и через него получить доступ к бумагам китайских компаний на Гонконгской бирже и других торговых площадках. Еще будут доступны различные ETF, связанные с Китаем.

Этот вариант даст больше всего возможностей, но он самый сложный. Далеко не все иностранные брокеры открывают счета россиянам, на иностранных биржах не действуют российские налоговые вычеты, а комиссии за сделки могут быть выше, чем у российских брокеров.

Еще придется самостоятельно рассчитывать и платить НДФЛ, а с 1 января 2020 года надо будет уведомлять налоговую об открытии таких счетов и сообщать о движении денежных средств — мы недавно об этом писали.

Альтернативные варианты

Есть и другие способы вложиться в китайские ценные бумаги: открытый ПИФ одной из российских управляющих компаний, структурные продукты некоторых российских банков и брокеров, полисы unit-linked от зарубежных страховых компаний.

Эти варианты мне кажутся менее выгодными из-за комиссий. Например, у ПИФа, инвестирующего в акции китайских компаний, комиссия за управление — более 3% в год, это очень много.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

China Investment Corporation (Китайская инвестиционная корпорация, CIC)

China Investment Corporation (Китайская инвестиционная корпорация, CIC) – китайский государственный инвестиционный фонд. Один из крупнейших в мире суверенных фондов.

Этот материал в полном виде вышел в журнале Financial One №5 (2014)

Китайская инвестиционная корпорация была создана в результате бюрократической борьбы в высшем руководстве страны. Исторически сложилось, что управлением валютными резервами Поднебесной занимался Народный (Центральный) банк через свои инвестиционные подразделения, в основном через гонконгскую инвесткомпанию «Государственное управление по валютным рынкам КНР» (SAFEIC).

Делал он это в целом весьма консервативно, по большей части покупая американские государственные облигации. С ростом валютных резервов стало понятно, что часть из них можно вкладывать в более рискованные и более прибыльные активы. В борьбу за «лишнюю» валюту в середине 2000‑х включилось китайское министерство финансов, которое в итоге добилось своего: в 2007 году высшее руководство страны приняло решение создать специальную инвестиционную компанию для вложений с возможной высокой доходностью.

Как обычно, бюрократическая схватка привела к довольно странному компромиссу: в нагрузку к размещению «красных» миллиардов в заморских активах новоиспеченной Китайской инвестиционной корпорации поручили еще и «приглядывать» за отечественными банками, в которых государство имело крупные пакеты акций, при необходимости выручая их деньгами.

Из $200 млрд первоначального капитала лишь $90 млрд предназначалось для внешних инвестиций, остальные деньги пошли на покупку у инвестподразделения Народного банка компании Central Huijin, владевшей акциями китайских банков, а также на докапитализацию самих банков. Эта схема сохранилась до сих пор: CIC состоит из двух совершенно независимых структур: Central Huijin и CIC International. Первая владеет крупными пакетами акций местных банков и следит за их «здоровьем», а CIC International занимается зарубежными инвестициями. При этом стоимость «национального» пакета акций значительно превышает размер внешних инвестиций: в международных активах CIC сосредоточено всего $240,7 млрд из $652,7 млрд под управлением компании.

Как потерять миллиард

Первые заграничные инвестиции новорожденного суверенного фонда оказались крайне неудачными. Еще до своего формального создания, летом 2007 года, будущая корпорация выложила $3 млрд за 9,9% акций американской легенды прямых инвестиций Blackstone Group. При этом были куплены неголосующие акции, не гарантирующие получение каких‑либо дивидендов.

Буквально за несколько месяцев стоимость вложений сократилась вдвое, а в 2008 году бумажные потери по сделке превысили $2 млрд. Горе-управляющие подверглись мощной критике в Китае: им ставили в вину спасение «тех, кто ест акульи плавники» за счет денег «тех, кто ест овсянку». Но в конечном итоге инвестиции в Blackstone Group себя оправдали: на данный момент только на дивидендах CIC получила примерно $7 на каждую купленную акцию, а сами бумаги, приобретенные по $29,6, сейчас стоят $33,5 за штуку. Но 35% прибыли за 7 лет — явно не тот результат, на который рассчитывали китайцы в 2007 году.

Однако даже с этими инвестициями не идут ни в какое сравнение вложения в бумаги одного из столпов американского инвестбанкинга — Morgan Stanley — в декабре 2007 года. Это была катастрофически плохая сделка для китайцев. CIC предоставила инвестбанк у $5 млрд в обмен на специальные обязательства, которые должны были быть конвертированы в акции в августе 2010 года по цене около $50 за штуку. С одной стороны, полученные корпорацией бумаги приносили ежеквартальные дивиденды в размере $112,5 млн, и к моменту конвертации часть вложений у же вернулась. С другой — в августе 2010 года акции Morgan Stanley на рынке стоили ч уть выше $27…

Правда, CIC дополнительно купила акций банка на $1,2 млрд, чтобы «усреднить» цену предыдущей сделки. Но так получилось, что вместе с появившимися в результате конвертации акциями доля китайцев в капитале Morgan Stanley превысила 9,9%, что противоречило ранее подписанным договоренностям. Поэтому CIC пришлось продать «лишние» акции себе в убыток.

В целом вся история со спасением Morgan Stanley — ночной кошмар для менеджеров CIC. Цена акций банка в последние годы колебалась от $15 до $30, лишь изредка доходя до средней цены покупки (с учетом полученных дивидендов) в $32 за штуку. В итоге китайские инвесторы начали потихоньку распродавать свой пакет, фиксируя убытки, и довели его к марту 2014 года до 4,7% от капитала банка.

Читать еще:  Государственная инвестиционная политика россии

Обжегшись на инвестициях в американские финансовые активы, CIC в 2009 году поменяла стратегию. Вместо единичных крупных сделок фонд начал совершать множество относительно небольших покупок акций компаний, работающих в разных секторах и в разных странах. В основном речь шла об изрядно подешевевшей недвижимости, нефтегазовой и металлургической сферах в США, Казахстане, Монголии и России. На конец 2009 года только в США CIC владела пакетами акций 84 компаний на общую сумму более $9 млрд, включая Johnson&Johnson, Coca-Cola и Apple. Еще порядка $25 млрд пришло через хедж-фонды и инвесткомпании, не раскрывающие структуру вложений. Несколько миллиардов было щедро направлено в европейские и азиатские ETF.

Также около $10 млрд потрачено напрямую на покупки пакетов акций нефтяных, газовых, угольных, рудных и энергетических компаний. В отличие от биржевых сделок китайцы в этих с лучаях не стеснялись выкупать от 10 до 45% предприятия и столбить за собой места в советах директоров. Среди получателей китайских денег оказались Казмунайгаз (Казахстан), Nobel Oil (Россия), Penn West Energy (Канада) и другие.

Руководство страны тогда было озабочено ресурсной безопасностью: растущая экономика требовала все больше нефти, металлов и прочих полезных ископаемых, поэтому средства Китайской инвестиционной корпорации выступали своего рода гарантией «правильного» поведения поставщиков ресурсов. Кроме того, такими покупками правительство Китая в не- которой степени «хеджировало» риск роста цен на сырье. Диверсифицированная ставка на рост мировой экономики сработала: глобальный портфель показал одинаковую и весьма приличную доходность в 2009 и 2010 гг. — по 11,7% годовых.

В 2013 году на смену основателю CIC Лоу Цзивэю на пост председателя и исполнительного директора корпорации пришел заместитель секретаря Госсовета Китая Дин Сюедун. За год до смены главы компании начала меняться и стратегия. Теперь крупнейший суверенный фонд страны, сохраняя диверсифицированный портфель, концентрируется на инфраструктурных инвестициях в развитые страны: водопровод, транспорт, развитие коммерческой недвижимости, сельское хозяйство.

В портфеле фонда — акции аэропорта Хитроу, крупнейшего поставщика воды в Соединенном Королевстве Thames Water, компаний, владеющих офисными комплексами в Лондоне и других городах. Большое количество британских партнеров в портфеле фонда не случайно: эта страна открыта для иностранных инвестиций, в том числе китайских, в то время как другие государства с некоторыми опасением относятся к восточным деньгам.

В ближайшей перспективе — инвестиции в сельское хозяйство. По словам Дина Сюедуна, продовольственная безопасность в следующие 5–10 лет станет глобальной проблемой, которую нельзя игнорировать.

CIC готова вкладываться в предприятия по всей цепочке производства еды — от фермерских хозяйств до сетей магазинов, особенно там, где есть нехватка современных производственных мощностей — в Африке и Азии. В этих проектах фонд готов кооперироваться с другими государственнымии частными инвестиционными компаниями — это тоже новое направление, продвигаемое Сюедуном. Раньше CIC действовала самостоятельно или совместно с китайскими госкомпаниями.

Определенную роль в стратегии корпорации играет и Россия. Пока крупнейшей инвестицией фонда на нашем рынке стала покупка 12,5% акций «Уралкалия» в 2013 году. Но вложения явно продолжатся: CIC совместно с Российским фондом прямых инвестиций на паритетных основах создала специальный фонд для России объемом $2 млрд. Первым объектом для вложений совместного фонда стала покупка 42% акций RFP Group — крупного дальневосточного лесопромышленного холдинга. Кроме этого, в портфеле Китайской инвестиционной корпорации более 5% акций Московской биржи, 50% акций нефтекомпании Nobel Holding (совместно с Oriental Patron) и небольшой пакет акций банка ВТБ.

Дракон становится взрослым

CIC растет во всех смыслах, не только в объеме инвестиций. По состоянию на 30 июня 2014 года в компании работало 606 человек, из них в CIC International — 467 сотрудников, из которых 41 иностранец. Заграничный инвестиционный опыт особенно востребован китайской корпорацией: она с самого начала активно нанимает китайцев, работавших на Уолл-стрит, в том числе на топовые исполнительные должности.

Так, в компании долгое время проработал президентом и заместителем председателя Гао Сицин — в прошлом сотрудник одной из ведущих юридических компаний, обслуживающих инвестфонды, и первый гражданин Китая, сдавший экзамен на право заниматься юридической деятельностью в Нью-Йорке. В руководящих же органах в подавляющем большинстве заседают бывшие и нынешние чиновники и партийные функционеры.

К слову, влияние корпорации в китайских органах власти за прошедшие годы тоже возросло: Лоу Цзивэй с поста главы компании ушел не куда-нибудь, а на должность министра финансов Китая! CIC выходит из стадии обучения и знакомства с рынками и переходит к активному освоению мировой экономики. Новое руководство компании имеет больший политический вес, чем прежнее, а потому может рассчитывать на дополнительные финансовые вливания со стороны государства. При этом новая концепция инвестирования предполагает ориентацию на долгосрочный эффект и заботу об экономической безопасности Китая.

Пусть фонд сегодня в реальности не такой крупный игрок на мировом финансовом рынке, как кажется, он в любом случае уверенно входит в первую десятку крупнейших суверенных фондов мира. Если же будут получены свежие деньги от правительства Китая, влияние Китайской инвестиционной корпорации резко вырастет.

Напомним, международные резервы Поднебесной приближаются к $4 трлн, и вливание даже десятой части из них в суверенный фонд сделает его крупнейшим на планете. В современном мире это весомый козырь в большой политической игре.

Инвесторы из Китая

Иностранные инвестиции занимают значительное место в общем количестве вкладов в экономику Российской Федерации. Особенно сейчас стали актуальными вклады китайских инвесторов. Они оказывают разнообразное влияние на экономику страны, поэтому их количество нужно регулировать.

С одной стороны, инвестиции из Китая обеспечивают недостающими денежными средствами предприятия, которым не хватает притока финансирования из государственного бюджета или от отечественных инвесторов. Это помогает промышленности быстрее развиваться, проводить модернизацию и расширяться. Это приводит к увеличению дохода от реализации изготовленной продукции.

С другой стороны, если вклады осуществляются только в какую-то ведущую отрасль, более привлекательную из-за высокого дохода в данный момент времени, то это приводит к нарушению равновесия между инвестициями и сбережениями. Следовательно, происходит избыточное искусственное развитие господствующей сферы экономики, на фоне торможения развития других. Из-за этого возникает безработица, инфляция, снижение спроса на любую продукцию по причине упадка среднего дохода населения.

Читать еще:  Отличительные черты бизнес плана инвестиционного проекта

Куда делают вклады китайские инвесторы в России?

Инвесторы из Китая с каждым годом становятся все более активными на российском финансовом рынке. Однако, в 2015 году заметно сократились объемы вкладов из этой страны примерно на 25%. «Излюбленными» отраслями народного хозяйства для вложений инвесторов из КНР являются:

  • Лесная промышленность;
  • Добыча полезных ископаемых;
  • Энергетическая отрасль;
  • Торговля;
  • Связь и коммуникации;
  • Строительство и архитектура;
  • Сфера предоставления услуг.

С каждым годом количество прямых инвестиций, которые делают инвесторы из Китая в России, увеличивается. При этом вкладчики из КНР активно участвуют в деятельности организаций, куда были сделаны вклады.

Китайские инвестиции в России направлены в наиболее перспективные проекты, такие как:

Как найти инвестора из КНР?

Дело в том, что менталитет народа Китая и населения нашей страны сильно отличаются между собой. Это обусловлено разными историческими предпосылками, религией и обычаями. Китайцы сами по себе очень терпеливы, сдержаны, скрупулезны и осторожны. Особенно если речь идет о финансовых вопросах. Для того чтобы заинтересовать и привлечь такого инвестора, нужно приложить немало усилий.

В первую очередь нужно заинтересовать вкладчика из КНР. Для этого необходимо предоставить свой бизнес-проект «во всей красе». Если инвестор увидит высокую выгоду для себя, он станет тратить на вас свое время и деньги. Также для них крайне важно чувство защищенности – если китайский инвестор будет уверен в безопасности своих денег, он станет их куда-то вкладывать. Благодаря многочисленным экономическим контактам китайцы умеют трезво оценивать риски для своих вложений. Даже высокая привлекательность и громадный доход от проекта не привлекут китайского инвестора, если не существует гарантий безопасности для его вложений.

Если у вас большой, стратегически важный проект, то тут лучше обращаться напрямую в дипломатические представительства Китая в Российской Федерации – консульства, посольства и тому подобное. Если проект действительно важен, прибылен и безопасен, потенциально интересен для инвестора, то вполне можно добиться успеха и получить финансирование. Если же он не обладает перечисленными выше свойствами – не тратьте зря свое время.

Также можно устроить рассылку своего инвестиционного предложения по адресам – это целевой поиск. Для этого существуют специальные базы данных различных компаний из Китая.

По различным бизнес-каналам можно попробовать обратиться напрямую к законным представителям интересующих вас компаний – менеджерам. Такие каналы – это специальные форумы для инвесторов, а также бизнес-сообщества.

Что нужно учитывать при презентации своего проекта потенциальному инвестору из Китая

В первую очередь тщательно займитесь переводом своего проекта на китайский язык. Постарайтесь максимально точно и понятно изложить его текст, подробно описав гарантии безопасности инвестиций, а также финансовую выгоду для вкладчика. Обязательно посоветуйтесь с переводчиком (в идеале c китайцем) как лучше составить текст, чтобы он отвечал требованиям делового китайского языка. Сделайте также перевод на английский, как на наиболее популярны международный язык.

Очень внимательно отнеситесь к переводу – если он некачественно выполнен, то серьезное предложение может превратиться просто в карикатуру.

Продумайте тщательно детали проекта и опишите их. Китайцы – очень педантичная нация. Они тщательно изучают все до мельчайших подробностей, чтобы таким образом обезопасить себя и свои деньги, а также выявить еще на стадии презентации проекта большинство его недостатков. Опять-таки, недоработанный проект также негативно влияет на ваш имидж.

РФПИ и China Investment Corporation вложат $1 млрд в технологии

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и Китайская инвестиционная корпорация (China Investment Corporation, CIC) создают Российско-китайский научно-технический инновационный фонд капиталом до $1 млрд, куда вложатся поровну. Документы о запуске фонда 5 июня подпишут Минэкономразвития России и министерство науки и техники Китая в присутствии Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. Об этом «Ведомостям» рассказал представитель РФПИ и подтвердил федеральный чиновник, участвовавший в переговорах по созданию фонда.

Фонд будет инвестировать в новые технологии в ключевых отраслях для экономик обеих стран – такие, как искусственный интеллект, инновационные материалы, космические технологии, пояснил представитель РФПИ. Речь идет о вложениях как в российские, так и в китайские компании. Конкретные требования к проектам представитель РФПИ не назвал. По его мнению, инвестиции помогут трансферу технологий между странами и тем самым увеличат шансы проектов на коммерческий успех.

Это не первый фонд РФПИ и CIC. В 2012 г. они создали совместный Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ). В 2018 г. РКИФ вместе с китайской компанией Tus-Holdings создали Российско-китайский венчурный фонд капиталом $100 млн.

Китайские инвесторы последние несколько лет активно вкладываются в российские технологические компании. В мае 2017 г. китайская компания Wangsu Science & Technology купила контрольную долю в российской компании CDNvideo (провайдер услуг сети доставки контента), сумма не раскрывалась. А в этом году Huawei приобрела технологии компании «Вокорд». Китай потенциально огромный рынок сбыта для компаний, кроме того, они могут рассчитывать на инвестиции со стороны крупных финансовых площадок, объясняет интерес компаний инвестиционный директор РВК Алексей Басов.

В 2018 г. Alibaba Group подписала соглашение с Mail.ru Group, «Мегафоном» и РФПИ о создании совместного предприятия AliExpress Russia в России. Сделка пока не закрыта.

Выходящая на китайский рынок компания растет быстрее, и продать ее можно будет дороже, чем в России, и это выгодно инвесторам, говорит директор по венчурным инвестициям УК «Лидер» Константин Надененко («Лидер» и китайский Shenzhen Capital летом 2018 г. договорились о создании фонда с капиталом $100 млн). Правда, размер нового фонда РФПИ и CIC ему кажется большим: обычно фонд инвестирует в 15–20 проектов, т. е. около $50 млн в каждую компанию, а в России не так много технологических проектов, которым нужны такие инвестиции. Представитель РФПИ говорит, что в одну сделку будет направляться не более 10–15% капитала фонда ($100–150 млн).

Китай всегда активно сотрудничал с российскими специалистами и заимствовал технологии, но не инвестировал в них, отмечает управляющий партнер Skolkovo Ventures Владимир Сакович. Сейчас же из-за геополитической обстановки Китай диверсифицирует рынки и начинает покупать и лицензировать технологии. В ближайшие годы китайский рынок станет основным внешним источником капитала для российских технологических компаний, прогнозирует он.

Представитель CIC не ответил на запрос «Ведомостей». Представитель Минэкономразвития отказался от комментариев.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector