Sofin-credit.ru

Деньги и работа
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Денежная реформа эрхарда

Предисловие

Экономическое положение Советского Сою­за в 1990 году во многом напоминает положение Западной Германии в 1948 году: полки магази­нов пусты, дефицитные товары выдаются по карточкам, спекуляция иностранным добром процветает, на руках у населения и в сберкас­сах — масса обесцененных денег, в то время как предприятия хранят „сверхнормативные запасы».

Есть, конечно, и существенные различия. За спиной у немцев было всего 15 лет нацист­ского варианта „социализма» и послевоенной разрухи. При том германский национал-социа­лизм обобществил лишь малую часть предприя­тий: учреждения рыночного хозяйства, хотя и в чахлом виде, но сохранились. У нас же они были разрушены еще в период военного ком­мунизма и перестали существовать с ликвида­цией НЭПа. Но зато огромная часть германской промышленности тех лет была уничтожена бом­бежками или демонтирована победителями; в СССР же сегодня военные разрушения — дело далекого прошлого.

Хозяйственная реформа 1948 года в Запад­ной Германии круто повернула судьбу этой страны: обесцененные бумажные деньги превра­тились в желаемую всеми валюту; запасы пред­приятий в несколько дней перекочевали на пол­ки магазинов, спекулянты исчезли. За два го­да производство товаров широкого потребления увеличилось вдвое, достигнув «досоциалистичес­кого» уровня. И началось победное шествие Западной Германии как передовой страны За­падной Европы, обгоняющей в хозяйственном отношении своих победителей.

В исторической литературе это явление получило имя „германского чуда». Архитекто­ром этого «чуда» был проф. Людвиг Эрхард, директор Управления хозяйства объединенных западных зон оккупации в 1948 году, министр народного хозяйства вновь созданной Федера­тивной Республики Германии (ФРГ или ГФР) с 1949 по 1963 год, и канцлер республики после смерти Аденауэра в 1963-66 гг.

Настоящая книга представляет собой мемуа­ры Людвига Эрхарда, вышедшие в 1957 году под названием Wohlstand fur Alle (Благосостоя­ние для всех). Книга сразу приобрела всемир­ную известность. Она была отпечатана в русском переводе типографией “Посева» с помощью из­дательства Condor-Verlag в 1960 году.

Настоящее, второе русское издание пере­печатано с этого издания. Некоторые стилисти­ческие особенности и анахронизмы перевода, надеемся, не помешают современному чита­телю воспринять главные мысли автора, не только ученого-экономиста, но и практического политика, защитника свободного и ответствен­ного хозяйства, неутомимого в своей полемике с социалистами.

Хозяйственная реформа 1948 года в Герма­нии представляла собою на самом деле две параллельные реформы: денежную реформу и ре­форму цен.

Задачей денежной реформы было избавить­ся от “навеса» обесцененных денег (Gelduberhang) и создать твердую валюту. Реформа про­водилась в условиях неопределенности — ника­ких обоснованных вычислений желаемого объе­ма денежной массы не было. И проводилась она не демократическим путем, а на основании декрета военных оккупационных властей. В ночь на 21 июня 1948 года старые рейхсмарки были объявлены недействительными, и введе­ны новые деньги — дойчмарки. Каждый житель страны получил на руки 40 новых марок (потом к ним было добавлено еще 20). Пенсии, зара­ботная и квартирная плата впредь подлежали выплате в новых марках, в отношении 1:1. Что же касается наличности и частных сбереже­ний, то половину их можно было обменять в отношении 1:10, а половина была заморожена и позже обменивалась по курсу 1:20. Большая часть прошлых денежных обязательств пред­приятий пересчитывалась по курсу 1:10; обяза­тельства банков и учреждений бывшего Рейха были, в основном, аннулированы. Предприятия получили наличность для выплаты первой зара­ботной платы, но в дальнейшем должны были существовать за счет продажи своей продукции. Был создан новый эмиссионный банк — Банк немецких земель — и разработаны правила, регулирующие его отношения с частными банка­ми, например, размер обязательных денежных резервов.

Задачей реформы цен, которая вступила в силу через три дня после денежной реформы, была отмена „принудительного хозяйства» — (Zwangswirtschaft), упразднение административ­ного распределения ресурсов и контроля над ценами. Разрегулирование цен и заработной платы проводилось постепенно, но быстрыми темпами. Если за денежную реформу отвечали, в существенной мере, оккупационные власти, то отмена обязательных цен была полностью детищем Людвига Эрхарда и его хозяйственно­го управления. Проводил он эту реформу во­преки советам оккупационных властей (кото­рые опасались слишком быстрого перехода к рыночным отношениям) и вопреки значитель­ным просоциалистическим настроениям в об­ществе. Правильность политики Эрхарда была вскоре подтверждена на опыте; обоснованию этой политики в течение ее первого десятилетия и посвящена настоящая книга.

Из книги явствует, что Эрхард был далек от раннекапиталистического, либералистического понимания государства как „ночного сторожа», который лишь охраняет рынок. Для него рынок не самоцель, а средство для достижения социаль­ных целей, в частности, для преодоления клас­совых различий в обществе и максимального развития творческих сил страны. Свободная частная инициатива и конкуренция сочетаются с активной ролью государства в хозяйственной жизни. В идейном смысле, деятельность Эрхар­да протекала не в русле либерализма, и уж конеч­но, не социализма, а в русле солидаризма. И ес­ли сам он этого термина и избегает, и говорит о себе лишь как о христианском демократе, то ближайшие его советники, как Освальд фон Нелль-Брейнинг, термином этим пользовались свободно (см. Освальд фон Нелль-Брейнинг: „Построение общества». Перевод с немецкого Р. Н. Редлиха. „Посев-Австралия», 1987,144 стр.)

Людвиг Эрхард родился 4 февраля 1897 года в городе Фюрт (Бавария), где окончил реаль­ное училище. Оправившись от тяжело ранения, полученного в Первую мировую войну, он занял­ся изучением производство-хозяйственных во­просов в Высшей коммерческой школе в Нюрн­берге. Получив там коммерческий диплом, Эрхард защитил свою докторскую диссертацию во Франкфуртском университете у проф. Фран­ца Оппенхаймера, с которым его связывала, вплоть до выезда последнего из Германии, тес­ная дружба.

В 1928 году Эрхард поступил в „Институт по изучению хозяйственно-конъюнктурных усло­вий в области германских готовых изделий» при Высшей коммерческой школе в Нюрнбер­ге и вскоре стал заместителем директора этого института. Однако, к преподавательской дея­тельности национал-социалисты его не допуска­ли и в 1942 году ему пришлось институт поки­нуть.

Благодаря авторитету, которым Эрхард поль­зовался в промышленных кругах, ему была дана частная стипендия на исследовательскую работу, и он объединил вокруг себя группу сотрудников-специалистов. Группа эта произвела, в частности, критический разбор национал-социалистической финансовой и денежной поли­тики и наметила мысли, которые нашли свое осуществление после войны.

С осени 1945 по конец 1946 года Эрхард был министром хозяйства Баварии; в 1947 году — профессором Мюнхенского университета.

Вскоре он возглавил «Особый отдел по вопросам денег и кредита», которому была поручена разработка проекта денежной реформы, осу­ществленной затем оккупационными властями. Весной 1948 года он стал директором Управле­ния хозяйства Объединенной экономической области (т. е., трех западных оккупационных зон) и в этой должности провел свою рефор­му цен.

При основании Федеративной Республики Германии в сентябре 1949 года он занял пост министра народного хозяйства, на котором оставался во всех кабинетах канцлера Аденауэ­ра. В 1957 году он стал заместителем федераль­ного канцлера, а после смерти Аденауэра в 1963 году, и до декабря 1966 года, был федеральным канцлером. Умер Эрхард в 1977 году.

Сегодня очевидно, что для обновления рос­сийского народного хозяйства одних лишь реформ Эрхарда — денежной реформы и введе­ния свободы ценообразования — будет мало. Потребуется создание независимых от государ­ства учреждений кредита, развитие независимой от государства структуры собственности, дейст­вующей в условиях конкуренции; потребует­ся создание „сетки социальной безопасности», способной защитить тех, кто иначе пострадает от ударов переходного периода; потребуется создание новой налоговой системы и новой системы трудового права. Готовых рецептов для решения всех этих задач в книге Эрхарда, естественно, нет. Тем не менее, знакомство с этой книгой — с аргументами и опытом автора — необходимо каждому, кто в обновлении отечест­венного хозяйства будет участвовать.

Денежная реформа эрхарда

Л. Эрхард (1897-1977) — экономист и «конструктор» нового хозяйственного порядка. Он утверждал, что если переход от рыночной экономики к плановой не представляет особых проблем, то замена плановой экономики свободным рыночным хозяйством достаточно тяжелдосить важка.

Реформа, которая проводилась в. Германии после поражения в войне, была подготовлена ??и проводилась решительно и последовательно. За основу был принят так называемый. Хомбурський план под руководством. Л. Эрхарда

Рост цен было остановлено примерно через полгода. К началу 1950 г был превышен довоенный уровень производства

Успех экономической реформы во многом был обусловлен составом факторов, среди которых определяющими были наличие денежной базы, сравнительно дешевая рабочая сила, не удовлетворен спрос населения, что акти но влиял на производстве.

Успеха экономической реформы способствовали также:

o подготовка, разработка и обсуждение плана;

o существенная финансовая и ресурсная поддержка со стороны. США и других западных держав

Экономическая поддержка происходила по плану. Маршалла. Правительство своевременно корректировал экономический курс

Вообще, планы. Л. Эрхарда опирались на денежную реформу, свободные цены и предпринимательство. Реформирование экономики. Западной. Германии он начал с денежной реформы, чтобы избавиться обесцененных денег и зап проводить твердую валюту. Утром 21 июня 1948 г рейхсмарку объявили недействительной и вместо старой рейхсмарки ввели новую валюту — дойчмарку. Каждый гражданин мог обменять 60 рейхсмарок на дойчмарки в спи отношении 1:1. Причем 40 дойчмарок выплачивали сразу, а остальные 20 — через месяц. Пенсии и заработная плата выплачивалась в новой валюте в соотношении 1:нні 1:1.

Обменный курс наличности и сбережений установили 1:10, но распоряжаться можно было только половиной обменной суммы. Временно»замороженную»вторую половину позже разблокировали: 1/5 суммы можно было забрать и, 1/10 — вложить в ценные бумаги, а остальные 70%, изымали из обращения. Денежные обязательства предприятий перечислялись также в соотношении 1:10. Для выплаты первой заработной платы предприятие получило и наличные, а потом были функционировать за счет производства и сбыта продукции. Обязательства банков и других учреждений старой. Германии в основном аннулировались. Новый эмиссионный банк -. Банк немецких земель ь регулировал свои отношения с частными банками, определяя размер обязательных денежных резервеошових резервів.

Через три дня после денежной началась реформа цен, направленная на восстановление рыночного механизма их регулирования. Цены были отпущены»на волю»согласно закону от 24 июня, ликвидирован административных ативний распределение ресурсов, отменены нормативные документы, регулирующие экономическую жизнь. Переход к свободному ценообразованию. Л. Эрхард рассматривал как предпосылку успешного экономического развитияного розвитку.

разрегулирование цен и заработной платы проводилось постепенно исчез»черный рынок»Магазины заполнились товарами, вместо поиска продуктов люди стали заботиться об их производство. Инфляции почти не ощущалось ся. Цены выросли лишь на несколько процентов, в такой же пропорции, что и заработная плата. Уже через полгода цены стабилизировались. Был принят закон против безосновательного завышения цен, выдавали каталоги приемлемых цен, которые учитывали покупательную способность потребителя. Вместе с тем реформа не посягнула на систему отношений частной собственности на средства производстваасоби виробництва.

Читать еще:  Как снять деньги со спецсчета

В новых условиях построения социального рыночного хозяйства большое значение. Л. Эрхард придавал роли государства. Идя путем свободного экономического развития, государство держала основные рычаги управления эк кономикою. Считалось, что ответственность за экономику несет только государство, именно она должна обеспечить разумное равновесие между эффективностью хозяйства и потребностями социальной политики. Руководствуясь этим,. Захи днонимецький правительство активно поддерживал отрасли промышленности, испытывали трудности, а инвесторам и предпринимателям оказывал льготы. Именно на это были направлены законодательные акты о кредитной и налоговой пол итику, антимонопольные и антикартельни указы и т.д.. Особую роль отводили мелкому и среднему бизнесу. Уже к началу 50-х годов в этом секторе работало более половины занятого населения в странах. Европейского. Союза на малых предприятиях работает примерно 63% всего населения и создается 67%. ВВП, они являются главным средой, в которой рождаются талантливые предприниматели. В 1954 г уровень произ водства был вдвое выше, чем в 1936 г. К середине 50-х годов. ФРГ вышла на второе место после. США по размерам золотых запасов. С 1952 г. экспорт стал превышать объем импорта и сальдо торгового т а платежного баланса. Германии стало позитивным. На конец 60-х годов. Германия вышла в передовые страны. Западной. Европы и заняла второе место после. США по уровню промышленного производстваго виробництва.

Основными факторами успеха реформ были менталитет немецкого народа, его работоспособность, опыт, склонность к дисциплине, готовность во имя будущего идти на временные жертвы, благоприятные социально—экономические и политические условия — частная собственность и предпринимательские структуры, умелое использование помощи по плану. Маршалла и т.д., выбор правильной стратегии экономических реформ и четкое определение по последовательности и этапов проведения их, сильная политическая воля к реформированию и в процессе его, возможность свободного обмена мнениями для выбора направлений и постановки задач реформы и крепкая личность.

Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая

Электронная библиотека

На общем фоне послевоенного состояния экономики западноевропейских стран особенно удручающей выглядела немецкая действительность тех лет. Разрушенные города, уничтоженные бомбардировками или демонтированные заводы и фабрики, отброшенное на десятки лет назад аграрное производство, пустые полки магазинов, карточная система, жуткая спекуляция… Об уровне обеспечения предметами первой необходимости говорят следующие данные. После войны на душу населения приходилась одна тарелка в пять лет, пара ботинок – в двенадцать лет, костюм – в пятьдесят лет и т.д. Фактически страна производила едва ли половину продукции от выпуска 1936 г. Народ Германии получил жестокий урок всеобщего финансового, экономического, нравственно-духовного истощения.

Государственный долг гитлеровского правительства катастрофически возрос с 27,2 млрд. марок в конце 1938 г. до 377,2 млрд. марок к моменту капитуляции страны, т.е. почти в 14 раз. Впятеро возросло количество денег, находящихся в обращении и не имеющих товарного покрытия. Инфляция приближалась к 600 % своего довоенного уровня. Усилия, направленные на сокращение величины денег, бывших в обращении, карточной системы, снижение государственного долга за счет увеличения налогов и «замораживания» наличных счетов в банках давало противоположный эффект. Снижался интерес к деньгам. Косвенно поддерживалось «натуральное» хозяйство. Товарообменные сделки между отдельными производителями стали охватывать даже оплату труда. Элементы натуроплаты вводились наряду с официальной денежной оплатой в систему использования рабочей силы, транспорта, сферу обслуживания и пр.

Западные оккупационные власти вынуждены были завозить продукты питания и самые необходимые предметы потребления на 1 млрд. долл. ежегодно. Они же предлагали вывезти до 20 млн. немцев, обреченных на голодную смерть.

Полный хаос царил и в организации хозяйственной жизни. В стране одновременно функционировало несколько порою противоречивших друг другу экономических «порядков». Центральное управление и планирование было представлено двумя системами – оккупационных властей и немецких органов самоуправления. К тому же в руках государства находилась значительная часть предприятий горнодобывающей и тяжелой промышленности. Официальную организацию экономики дополнял значительный «черный рынок». Все это сочеталось с толпами праздно бродящих между развалинами обескураженных, лишенных перспектив немцев.

Опасаясь возникновения эпидемий и волнений в народе, западные оккупационные власти уже в 1946 г. были склонны к переводу предприятий на самоокупаемость, сохраняя лимитирование немецкого производства и внешней торговли с ее ориентацией на сырье и полуфабрикаты. Пожалуй, лишь французская зона оккупации, сумевшая сравнительно равномерно сочетать мелкую промышленность с сельским хозяйством, могла кое-как себя содержать. В это тяжелое время весьма весомой оказалась помощь США, предоставленная Германии по плану Маршалла.

Разработанные еще в ходе второй мировой войны и окончательно согласованные на Берлинской (Потсдамской) конференции глав трех великих держав – СССР, США и Великобритании в июле – августе 1945 г. принципы послевоенного переустройства Германии предусматривали ее полное разоружение и демилитаризацию. В порядке частичного возмещения убытков странам антигитлеровской коалиции Германия должна была выплатить репарации в объеме 20 млрд. долл., в том числе в виде оборудования.

Оздоровление экономики Германии явно требовало решительных мер. Тем более, что противников грядущих реформ со стороны различных местных политических группировок, среди ученых-экономистов оказалось больше, чем их сторонников.

Поиски концепции экономического возрождения привели к отторжению чистого экономического либерализма, который при всех своих несомненных достоинствах в отношении поднятия продуктивности производства оказывался неспособным разрешить проблему социальной справедливости, т.е. справедливого распределения результата общественного труда. Отпугивало и усиление государства с его недавним нацистским прошлым.

Наиболее разумным признавалось смешение, сочетание систем, обеспечивающее хозяйственное планирование, предотвращающее возможность экономических кризисов и засилие монополий и в то же время остающееся демократическим. Возобладала идея социального рыночного хозяйства. Ведущая роль отводилась рынку – регулятору всей хозяйственной жизни, способному обеспечить наиболее низкие цены при максимальной хозяйственной производительности и, в итоге, провести достойную социальную политику.

Хозяйственные реформы Л. Эрхарда

Главным архитектором хозяйственных реформ послевоенной Германии стал сочетающий в себе теоретические знания и опыт крупного хозяйственного руководителя профессор Людвиг Эрхард (1897 – 1977 гг.) – директор Управления хозяйства объединенных западных зон оккупации в 1948 г., министр народного хозяйства ФРГ (1949 – 1963 гг.), заместитель федерального канцлера (с 1957 г.) и канцлер республики в 1963 – 1966 гг. (после смерти К. Аденауэра (1876 – 1967 гг.).

В книге «Благосостояние для всех», опубликованной в ФРГ в 1957 г., Л. Эрхард отмечает, что основную цель экономических реформ он видел в создании «социального рыночного хозяйства», повышении покупательной способности всех слоев населения, сосредоточении всех усилий народного хозяйства на увеличении народнохозяйственного дохода. Рычаги экономического возрождения страны он определял как свободную частную инициативу и конкуренцию в сочетании с активной ролью государства в хозяйственной жизни. Планы Л. Эрхарда опирались на денежную реформу, свободные цены и предпринимательство.

Пожалуй, самой непопулярной и даже довольно жесткой стала денежная реформа. Утром 21 июня 1948 г. рейхсмарки были объявлены недействительными. Вместо них каждый житель получил по 40 новых дойчмарок, потом к ним добавили еще по 20.

Денежные обязательства предприятий пересчитывались также в соотношении 1 : 10. Предприятия, получив наличность для выплаты первой зарплаты, в дальнейшем должны были существовать за счет сбыта своей продукции. Обязательства банков и учреждений бывшего Рейха, в основном, аннулировались. Новый эмиссионный банк – Банк немецких земель – регулировал свои отношения с частными банками, определяя размер обязательных денежных резервов.

Другого способа покончить с инфляцией Л. Эрхард не видел. Фактически в один день, используя «военную диктатуру» весьма авторитетной оккупационной власти, Западная Германия освободилась от огромной массы обесцененных денег.

Через 3 дня после денежной последовала реформа цен. Они были отпущены на свободу. Опубликованный закон о принципах хозяйственной структуры и политике цен предоставлял Л. Эрхарду право отменить сотни всяких предписаний, регулировавших экономическую жизнь, упразднить административное распределение ресурсов и контроль над ценами. Разрегулирование цен и заработной платы проводилось постепенно, но быстрыми темпами, зачастую вопреки советам не только оккупационных властей, опасавшихся поспешного перехода к рыночным отношениям, но и значительным просоциалистическим настроениям в обществе. Между тем, правильность политики Л. Эрхарда была вскоре подтверждена на практике.

Буквально на глазах исчез «черный рынок». Магазины заполнились товарами. Вместо поисков продуктов люди стали заботиться об их производстве. Инфляция почти не ощущалась. Цены выросли не в 2 – 4 раза, а лишь на несколько процентов. Причем в той же примерно пропорции, что и заработная плата, которая, в свою очередь, росла в основном за счет повышения производительности труда, увеличившейся за год на одну треть.

Сохранению стабильности валюты и избежанию гиперинфляции способствовало принятие закона против произвольного завышения цен. Периодически публиковались каталоги уместных цен, приспосабливаемых к наличной покупательской способности потребителя. На свободу предпринимательства, но без урезания прав потребителя была направлена кредитная и налоговая политика. По словам Л. Эрхарда, покупатель снова стал «королем», определявшим лицо рынка.

Оппонентов социального рыночного хозяйства оказалось немало: профсоюзы, левые партии, картели. Причем Л. Эрхард настаивал не на надзоре, а на запрете монополий, душивших свободную конкуренцию производителей и стремившихся к господству на рынке. И основой «благосостояния для всех» стал мелкий и средний бизнес, предпринимательство в производственной сфере.

Анализируя ход и первые итоги этой программы экономического возрождения, можно наметить определенные фазы ее реализации. Так, первый период восстановления хозяйства (1948 – 1949 гг.) прошел под знаком денежной (валютной) и ценовой реформ, повышения ставок реальной зарплаты с учетом роста производительности труда и значительного роста производства.

1950 г. стал, пожалуй, периодом наибольшей напряженности в молодой истории немецкого послевоенного рыночного хозяйства. В 1951 г. перелом в сторону успешного преодоления трудностей обозначился еще отчетливей. Поднялся среднегодовой уровень занятости. Завершилась вторая фаза.

В 1952 г. прекращение роста цен ознаменовало третью фазу развития социального рыночного хозяйства – фазу испытания создаваемой экономической системы на прочность и пригодность.

На следующей, четвертой фазе (1953 – 1954 гг.) удалось осуществить тройное сочетание. При растущей производительности труда, росте объема выпускаемой продукции и повышающейся в связи с этим заработной плате цены не только не росли, но стабилизировались или даже упали, что вело к «благосостоянию для всех». Причем характерно перемещение в эти годы акцента народнохозяйственной энергии в сторону производства товаров широкого потребления. Это позволило назвать 1953 г. «годом потребителя». Строительный сектор во всевозрастающем объеме справился с задачей предоставления нормального жилья миллионам беженцев и пострадавших от бомбардировок. В 1954 г. был вдвое превышен уровень производства 1936 г.

К середине 50-х годов ФРГ вышла на второе место после США по объему золотых запасов, что явилось подлинным доказательством не только внутренней силы немецкого хозяйства и динамичной экономической политики, но и неустанной работоспособности всех слоев немецкого народа.

Читать еще:  Регулирование денежного обращения в стране

Уже в 1954 г. наметился переход к следующему, пятому периоду рыночного хозяйства – фазе высокой конъюнктуры. Возникал вопрос эффективного противодействия опасности инфляционного перенакала высокой конъюнктуры. С середины 1956 г. удалось совладать с угрозой хозяйственной деградации. После экономического подъема переход к спокойному прогрессу можно было считать обеспеченным.

ФРГ становится передовой страной Западной Европы, обгоняя в хозяйственном отношении своих былых победителей. Страна фактически выступила одним из главных учредителей Европейского объединения угля и стали. ФРГ стояла у истоков европейской экономической интеграции. К началу 60-х годов на ее долю приходилось более 60 % добычи угля, около половины производства стали, около 40 % экспорта и 35 % импорта ЕЭС («Общего рынка»).

И в наши дни «немецкое чудо» несет изобилие на прилавки, доступное каждому. На дневную заработную плату немец может приобрести два двухкассетника или полдюжины джинсов, или десять килограммов свинины и т.п. Но «немецкое чудо» – это не только экономика. Как отметил в предисловии к своей книге «Благосостояние для всех» Л. Эрхард, главное чудо заключалось в том, что, пройдя за десять лет чистилище экономических реформ, немецкий народ вышел из него новой нацией, свободной, доброжелательной, жизнерадостной.

Реформы Людвига Эрхарда в Германии


Людвиг Эрхард — «отец немецкого экономического чуда», создатель послевоенной валютной реформы в западной оккупационной зоне, один из немногих в мировой истории экономистов, занимавшийся системными преобразованиями экономики и добившийся в этом выдающегося успеха. Приписывается Эрхарду и «отцовство» социальной (общественной) рыночной экономики.

Уже давно в немецкой прессе появляются рассуждения по поводу того, что в сегодняшних условиях структурного кризиса экономики предпринял бы «патриарх» рыночных реформ. На Эрхарда и его возможные рецепты ссылаются сегодня в экономических дискуссиях представители всех политических направления и партий Германии. Каждый выбирает для себя из наследия экономиста то, что ему больше подходит. Признают Эрхарда своим все: либералы, которые отказались от него в 1965 г.; социал-демократы, которые яростно с ним боролись; даже «зеленым», которых во времена Эрхарда еще не было на свете, нравится «надрейнский капитализм». Газеты пишут, что «с некоторого времени Эрхард присутствует в Бундестаге так, как если бы по-прежнему был депутатом». После падения коммунизма в странах Центральной и Восточной Европы Эрхард и здесь стал наиболее почитаемым авторитетом для экономистов, приступающих к реформированию экономики.

Состояние экономики послевоенной Германии

«Биологически искалеченная, интеллектуально изуродованная, морально уничтоженная нация без продуктов питания и сырья, без действующей транспортной системы и чего-либо стоящей валюты, нация, социальная структура которой была массовым бегством и изгнанием, страна, где голод и страх убили надежду». Так описывал послевоенную Германию известный публицист Густав Штольпер.
Столь эмоциональная оценка основывалась на реальных и жутких цифрах: страна потеряла четвертую часть территории бывшего рейха (на Востоке), все свое имущество за границей, войной били разрушены 20% промышленности, 40- транспорта и четверть- жилого фонда. Державы-победительницы постановили, что индустриальный уровень Германии должен составлять не более половины от уровня 1938 года, для чего приступили к демонтажу и вывозу оставшихся заводов (правда, в западных зонах это составило 8% мощностей, а в советской 45%).
Помощь пришла оттуда, откуда ее не ждали. 5 июня 1947 года в речи перед студентами Гарвардского университета госсекретарь США Джордж Маршалл предложил экономическую программу возрождения Европы («план Маршалла»), в первую очередь — Западной Германии. Как известно, Сталин отказался от такой помощи не только нашей стране, но и советской оккупационной зоне.
Людвигу Эрхарду обычно приписывают осуществление проведенной 20 июня 1948 года в Бизонии (английская и американская оккупационные зоны) валютной реформы. В то время он занимал пост директора отдела экономики в экономической администрации этих двух оккупационных зон, и хотя Эрхард выбирал, какое из 300 предложений валютной реформы будет осуществлено, решающий голос принадлежал все же военным властям союзников. Но Эрхарду в тайне от оккупационных властей удалось провести во франкфуртском экономическом совете закон об основах регламентации и ценовой политики после денежной реформы. Сам Эрхард говорил, что это был «антизакон», уничтожающий без каких бы то ни было предварительных условий все существующие регулирующие нормы по экономическому планированию и регламентации.
До этого экономический хаос в Германии пытались остановить все новыми и новыми регулирующими распоряжениями, которые союзники добавляли к системе планирования времен экономики III-го Рейха. В Германии было уничтожено каждое пятое производство, разрушено каждое пятое жилое помещение. Статистики подсчитали, что производственных мощностей западных оккупационных зон Германии хватает на обеспечение каждого немца одной тарелкой на пять лет, парой обуви на 10 лет и одним костюмом на 50 лет. И практически все сходились во мнении, что только государственное управление «экономикой дефицита» может уберечь общество от катастрофы.

По пути к экономике социального рыночного характера

Парадоксально, но факт: в 1947-48 годах против введения рыночного хозяйства в Западной Германии выступали не только социал-демократы и близкие к ним профсоюзы (они ратовали за «социалистическую экономику а плановым руководством»), но и ХДС во главе с будущем канцлером Аденауэром («Планирование и управление экономикой будет в больших масштабах и длительное время»).
Требовался резкий толчок, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки. Им стала денежная реформа. Ее разработали американские специалисты в тесном сотрудничестве с группой экспертов-немцев, среди которых особо выделялся Людвиг Эрхард.
Эрхарду удалось протащить через экономический совет закон, отменяющий государственную регламентацию и контроль над ценами, ввести свободную конкуренцию, ликвидирующий экономические монополии. То, что закон в июне 1948 г. поддержало 50 из 86 депутатов, было настоящим чудом, ведь в то время в этой части Германии не было ни одной партии, которую можно было бы назвать иначе, чем социалистическая. Даже партия Эрхарда и Конрада Аденауэра — CDU — в английской оккупационной зоне приняла в феврале 1947 г. на своем съезде программу, исходившую из того, что «планирование и управление экономикой необходимо в течение длительного времени и как можно в более широком масштабе» и предусматривающую «обобществление» горнодобывающей и сталелитейной отраслей промышленности. Христианские демократы в американской зоне были еще более радикальными, собираясь национализировать также банки и в качестве общественно-экономической системы ввести демократический социализм.
Главным достижением Эрхарда можно, следовательно, считать то, что ему удалось, хотя и не сразу, превратить CDU в партию рыночной экономики и, таким образом, предопределить направление развития будущей ФРГ. В это же время во Франции и Великобритании государство национализировало большую часть экономики и вводило центральное регулирование, потому Эрхард, уверенный в своей правоте, не обратился за согласием на введение свободной конкуренции к оккупационным властям. Американский военный губернатор Германии, возмутившись: «Как Вы смели изменить постановления союзников?», в ответ услышал: «Я их не изменял, я их отменил».
Реформы принесли немедленный эффект. В течение короткого времени пустые до тех пор полки магазинов были заполнены, нормальная торговля сменила спекулятивную, заработали производственные предприятия, начался процесс восстановления. Более 10 лет подряд экономический рост Германии был наивысшим в Европе и держался на уровне около 8% в год. Жесткая рыночная политика Эрхарда однако сталкивалась с политическим сопротивлением. Это заставило Эрхарда ввести «в оборот» понятие «социальной рыночной экономики», хотя для него самого этот понятие было тавтологией — он считал рыночную экономику — «благосостояние для всех» (как называется его главная книга) — социальной по определению, не видя никакого противоречия между свободным рынком и социальной справедливостью. По мнению Эрхарда, социальной (общественной) рыночной экономикой является попросту свободная экономика — благодаря тому, что является более производительной, чем любая другая, а значит, при постоянном росте «сама из себя» обеспечивает людям все более высокое благосостояние. Эта система, таким образом, приводит к росту рабочих мест, укрепляя позицию работников по отношению к работодателям. И тогда нет потребности во вторичном распределении национального дохода, за исключением слабых и больных, которые не могут участвовать в рыночном производстве. «Это было бы действительно гротескной ситуацией, если бы сначала все платили налоги, а затем вставали в очередь, чтобы на обеспечение своего существования получить обратно от государства собственные средства,» — писал Людвиг Эрхард в 1953 г. И хотя затем «социальную рыночную экономику» каждый трактовал, как хотел, Эрхард, признаваемый за ее «отца», никогда не отступал от принципов свободного рынка, конкуренции, свободных цен, частной собственности и ставил на самостоятельность и ответственность людей. Единственные ограничения со стороны государства, по его мнению, должны относится к созданию картелей и попыткам ограничения конкуренции. Как огня боялся Эрхард зависимости от государственной кассы и государства-опекуна, которое характеризовал как «запустившее руку в карман соседа».
Денежная реформа явила собой «чудо» Людвига Эрхарда. Вот как об этом писали тогда видные французские экономисты Жак Зюэфф и Андре Пьетр: «Черный рынок внезапно исчез. Витрины до отказа наполнились товарами, фабричные трубы задымили, а на улицах засновали грузовики. Повсюду мертвая тишина развалин уступило место шуму строй площадок. И как бы ни удивителен был размах этого подъема, еще более удивляла его внезапность. Он начался во всех областях. Экономической жизни в день валютной реформы как бы по удару колокола. Еще за вечер до этого немцы бесцельно слонялись по городам, чтобы с трудом добыть скудную пищу. На следующий день все думали о том, чтобы производить. Вечером их лица выражали безысходность, а на утро вся нация с надеждой смотрела в будущее. Поэтому нет сомнений в том, что решающий подъем в немецкой экономике начался с валютной реформы».
Одновременно Людвиг Эрхард определил основы своей теории и практики. Его «социальное рыночное хозяйство», поощряя частную конкуренцию и создавая товарное изобилие, одновременно(это очень важен: потому такая экономика называется не только «рыночной», но и «социальной»!)- с помощью принятого по настоянию Эрхарда закона о спросе и предложений- удерживает рынок в определенных границах и уменьшает его негативные последствия для слабых общественных групп(безработный, малоимущие и пр.), а также для дотируемых отраслей (сельского хозяйства, горнодобывающей и судостроительная промышленность). Что же касается конкуренции товаропроизводителя, то Эрхард упразднил чрезмерную концентрацию производства, что, кстати, было характерно для Германии 20-х годов.
Государственное регулирование рыночной экономики и его последствия

Экономическая реформа Л. Эрхарда

Автор: Пользователь скрыл имя, 29 Февраля 2012 в 18:22, доклад

Краткое описание

Среди западных сторонников неолиберального направления осо­бый интерес представляет фигура Людвига Эрхарда (1897—1977), при непосредственном участии которого в конце 1940-х гг. Западная Гер­мания была выведена из кризисного состояния и в ней были проведе­ны денежная и экономическая реформы.
Эрхард — экономист и «конструктор» нового хозяйственного по­рядка. Назначенный в конце 1945 г. министром экономики Баварии, он считат, что экономика Германии «нуждается в принципиальной структурной перестройке».

Читать еще:  Можно ли взять отпуск деньгами
Файлы: 1 файл

Глава 4.doc

Глава 4. Экономическая реформа Л. Эрхарда

Среди западных сторонников неолиберального направления осо­бый интерес представляет фигура Людвига Эрхарда (1897—1977), при непосредственном участии которого в конце 1940-х гг. Западная Гер­мания была выведена из кризисного состояния и в ней были проведе­ны денежная и экономическая реформы.

Эрхард — экономист и «конструктор» нового хозяйственного по­рядка. Назначенный в конце 1945 г. министром экономики Баварии, он считат, что экономика Германии «нуждается в принципиальной структурной перестройке».

Л. Эрхард призывал делать правильные выводы из практики, от­бросив в сторону нежизненные схемы и догмы.

Несколько позже он резонно предупреждал, что если переход от рыночной экономики к плановой не представляет особых проблем, ибо «отойти от экономики сбалансированных тенденций легко», то «наоборот, замена плановой экономики свободным рыночным хозяй­ством сопряжена с неимоверными трудностями», ибо трудно «при вы­шедшей из естественного равновесия экономике сразу, без перехода, дать простор свободному рынку».

Напомним, что представляла собой экономика Германии после поражения в войне. Две трети производственных мощностей бездей­ствовали. Цены непрерывно росли, в стране господствовал «черный рынок». Денежные средства на руках у населения чуть ли не в десять раз превосходили размеры национального продукта. Многие дефи­цитные товары, одежда, топливо распределялись по ордерам. Про­цветал натуральный обмен; наиболее надежной валютой считались сигареты.

Первым мероприятием, проведенным в июне 1948 г., была денеж­ная реформа. Она явилась важнейшей предпосылкой проведения об­щей реформы германской экономики. Обмен на новые немецкие марки производился в соотношении: одна новая на десять старых, изымавшихся из обращения. Выплаты заработной платы, пенсий, квартирная плата производились в соотношении один к одному.

Каждый житель получал сорок марок. Часть денежных средств, ос­тававшихся после обмена, была заморожена на спецсчетах. Была ре­формирована банковская система. Дополнительно принятые меры остановили новый виток инфляции: первоначальный курс обмена старых денег на новые составил фактически одну новую марку на пятнадцать старых. В конечном счете размеры денежной массы (на­личных средств и банковских депозитов) были сокращены в Нелиш­ним раз.

Реформа была тщательно подготовлена и проводилась решительно и последовательно. За основу был принят так называемый Хомбург-ский план. Этот план был разработан под руководством Л. Эрхарда, который был назначен директором Управления по экономике объеди­ненных экономических областей, а с сентября 1949 г. — министром экономики в правительстве Аденауэра.

Дискуссии, в ходе которых обсуждались проблемы подготовки и проведения реформы, продолжались около двух лет. На последнем этапе группа германских и иностранных специалистов провела за­ключительные обсуждения.

Рост цен остановился примерно через полгода. К началу 1950 г. был превзойден довоенный уровень производства.

Что помогло успеху реформы?

Успех экономической реформы во многом был обусловлен сочета­нием благоприятных факторов, из которых определяющими послужи­ли наличие сохранившейся материальной базы, сравнительно деше­вая рабочая сила, активно воздействующий на производство неудов­летворенный спрос населения.

Стабилизация финансовой и денежно-кредитной системы явилась необходимой предпосылкой, условием успеха, а не универсальной «палочкой-выручалочкой». Поставить на рельсы рухнувшую эконо­мику с помощью лишь денежной реформы и финансовых упражне­ний было немыслимо.

«Противники рыночного хозяйства, — говорил Эрхард, — прямо-таки с беспардонной назойливостью стремятся внушить народу, что экономические и социальные успехи. достигнуты исключительно благодаря валютной реформе и другим счастливым обстоятельствам, но отнюдь не осуществленному мной повороту курса экономической политики. Конечно, во время валютной реформы было важно исполь­зовать все открывавшиеся тогда возможности, однако каждому непре­дубежденному и здравомыслящему человеку ясно, что решающий счастливый поворот был результатом комбинации двух компонен­тов — валютной реформы и политики рыночной экономики».

Успеху экономической реформы способствовали также:

• тщательная подготовка, разработка и обсуждение плана (Хом-бургского — по названию города, где работала комиссия специали­стов);

• существенная финансовая и ресурсная поддержка со стороны США и других западных держав.

Экономическая помощь осуществлялась по плану Маршалла, по­ставки топлива, продовольствия, семян, удобрений шли также и по другим каналам. В германскую экономику передавались американ­ский транспорт и другое имущество американской армии. Из средств Фонда европейской программы восстановления на льготных условиях предоставлялись кредиты.

Немаловажное значение имело то обстоятельство, что правитель­ство прочно держало в руках рычаги управления, своевременно корректировало экономический курс. Эрхард не был «чистым» неоли­бералом, хотя неоднократно повторял, что не скрывает своей привер­женности либеральной концепции экономики. Он широко использовал государственные рычаги для того, чтобы преодолевать неполадки, не отклоняться от избранного курса.

Государство поддерживало отрасли, испытывавшие трудности, особенно угольную промышленность, металлургию, электроэнергети­ку. Инвесторам и предпринимателям предоставлялись налоговые льготы.

Реформа, проведенная Л. Эрхардом и его коллегами, создала пред­посылки для экономического возрождения Германии. Она вошла и учебные руководства и рассматривается как образец искусного выбо­ра момента для реализации решений, эффективного использования средств и методов преобразований.

Вместе с тем никакой образец не может рассматриваться как уни­версальный рецепт или готовая схема вне учета реальных условий, специфических особенностей.

Социальное рыночное хозяйство

Считается, что сам термин «социальное рыночное хозяйство» предложил Альфред Мюллер-Армак (1901 — 1978), коллега и последо­ватель Ойкена, директор Института экономической политики при Кельнском университете.

Концепция социального рыночного хозяйства изложена, в частно­сти, в его работе «Регулирование экономики и рыночное хозяйство» (1947). Мюллер-Армак считал, что результаты, получаемые в ходе конкурентной борьбы за высшую продуктивность, следует корректи­ровать с помощью социально-политических мер, для того чтобы «принцип свободы на рынке сочетать с принципом социальной ком­пенсации».

Модель социального рыночного хозяйства своей популярностью обязана эффективной экономической политике Эрхарда, обеспечив­шей чрезвычайно высокие темпы роста. Это была политика так назы­ваемого среднего пути. Она, как уже отмечалось, была направлена на сглаживание социальных противоречий, всемерную поддержку пред­принимательства, создание условий для роста жизненного уровня средних слоев.

Конкретные меры правительства, усиливавшие регулирующую деятельность государства, означали некоторый отход от теоретиче­ской программы Ойкена и его коллег по фрайбургской школе. Но концепции и практика «глобального регулирования» по-прежнему подавались под привычными, весьма популярными лозунгами неоли­бералов. Интеграция Восточной Германии в экономическое про­странство Западной Германии также проходила в соответствии с принципами и лозунгами «социального рыночного хозяйства».

Итак, социально-экономическая программа и конкретная модель западногерманской экономики отличаются от теоретической концеп­ции неолибералов. Бесспорно и то, что реформа Эрхарда опиралась на теоретические разработки Ойкена, а его теория, встреченная весьма недружелюбно ортодоксальными классиками, получила широкое признание благодаря «экономическому чуду», осуществленному в по­слевоенной Германии при участии и непосредственном руководстве Эрхарда.

Экономическая и социальная политика. Социальная роль конкуренции

Каковы отличительные черты социального рыночного хозяйства как теоретической основы социально-экономической программы?

1. Обоснование особой роли государства как защитника рыночной конкуренции. В основе хозяйственной системы должна быть свобод­ная рыночная экономика, конкурентный рынок. Но условия конку­ренции не реализуются автоматически, а требуют создания опреде­ленных предпосылок. Экономический порядок, как утверждал Ойкен, не устанавливается сам по себе, не навязывается самой эконо­мической действительностью. Его устанавливает государство.

Обосновывая принципы экономической политики, Ойкен утверж­дал, что государство должно устанавливать правила поведения и ак­тивно проводить их 1$ жизнь, а не заниматься хозяйственно-производ­ственной деятельностью. Оно не должно брать на себя неразрешимые задачи по прямому регулированию, постоянному вмешательству в экономический процесс.

Теоретические положения неолибералов корректировались в про­цессе практической деятельности. Как отмечал Эрхард, задача за­ключалась в том, чтобы найти оптимальные соотношения между экономической деятельностью государства и работой частников. Ис­конной и главнейшей задачей государства остается создание рамок порядка, внутри которых гражданин должен иметь право свободно двигаться.

2. Выработка и проведение четкой экономической политики, в том числе специфической социальной политики. Эта политика направлена на установление экономического, социального и политического по­рядка, ибо они тесно взаимосвязаны и взаимопереплетены.

Ойкен писал, что социальную политику не следует рассматривать как бесплатное приложение ко всей остальной экономической поли­тике. Она должна быть прежде всего политикой экономического по­рядка. Поясняя свою мысль, он отмечает, что нет ничего, что не было бы важно в социальном плане. «Нет никаких мер экономической по­литики, которые бы одновременно, пусть прямо или косвенно, не влекли за собой социальных последствий и не имели социального значения. Тот, кто хочет представлять социальные интересы, должен в силу этого уделять внимание в первую очередь формированию общего порядка».

Задачи экономической политики в высшей степени актуальны и они «должны наряду с другими стать определяющим фактором обще­го мышления категориями экономического порядка».

По мере роста производственного потенциала социальная полити­ка (в соответствии с условиями и особенностями рыночной экономи­ки) выдвигала проблемы обеспечения занятости, преодоления регио­нальных различий в уровнях доходов, более полной социальной обес­печенности, совершенствования форм участия рабочих в управлении предприятиями и т.д.

3. Всемерное развитие конкуренции как фактора системы порядка. Развитие конкуренции требует определенных институциональных предпосылок. Эти предпосылки поддерживаются посредством борьбы с монополизмом, содействия мелкому и среднему предприниматель­ству, создания условий для проявления способностей, творческих по­тенций каждым человеком.

Конкуренция способствует экономическому росту, повышению производительности, техническому прогрессу. В экономической жиз­ни «подлинное, не подтасованное соревнование, — писал Эрхард, -представляет собой лучший, самый благотворный принцип отбора». Конкуренция выполняет и социальную функцию, являясь инстру­ментом обеспечения самостоятельности хозяйствования, стимулом поиска оптимальных решений в различных сферах, формой организа­ции быта и отдыха.

Представители классической школы и последующие поколения недооценили то обстоятельство, что «экономические процессы под­вергаются воздействию других, в том числе политических факторов».

В настоящее время представления об экономической свободе и со­циальной справедливости существенно изменились. Для социальною рыночного хозяйства, по словам Эрхарда, «определяющее значение имеют не в последнюю очередь не только технические, автоматиче­ские механизмы поддержания сбалансированности на рынке, но и ду­ховные и нравственные представления. Одного поддержания равно­весия между спросом и предложением через свободное формирование цен мало для оправдания общественного строя или наполнения его идейного багажа».

Руководители германской экономики весьма широко и умело ис­пользовали идеи и лозунги социального рыночного хозяйства для обос­нования проводимого ими курса, в том числе реализации мер, отнюдь не соответствовавших концепциям и предложениям неолибералов.

В современной Германии официально формулируются следующие цели социальной политики: I) обеспечение социальной справедливо­сти: справедливое распределение произведенных благ среди всех чле­нов общества; 2) социальная защита, предохраняющая население от социальных рисков, таких как безработица, болезни, несчастные слу­чаи; 3) достижение согласия всех социальных групп в целом с сущест­вующим порядком вещей (социальный мир).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector